Андрей и Юлька. Часть 1: "Маленькие ведьмочки"

Андрей, наверное, уже раз сто пожалел, что согласился поехать вместе с Юлькой в лагерь вожатым. Почти месяц он торчал в этом «питомнике» для молодёжи, и, постоянно скачущая, орущая, носящаяся туда-сюда, толпа разновозрастной ребятни достала его окончательно. Хорошо ещё, что большая часть этого бедлама происходила за стенами их коттеджа. Всё-таки ребятам в отряде по пятнадцать лет. Впрочем, порой Андрею казалось, что лучше слушать вопли, кишащей вокруг, мелкоты, чем бороться с происками разошедшихся юнцов и, в особенности, созревших, сексуально озабоченных тинейджерок.

Андрею доводилось, конечно, слышать, что девчонки из старших отрядов частенько западают на молодых вожатых. Свобода от родителей, романтика, гормоны играют, а рядом парень девятнадцати-двадцати лет. С одной стороны почти ровесник, с другой – уже настоящий мужчина. Вот и … Но блин! Когда из одиннадцати девчонок, четверо откровенно намекают, что были бы не против видеть в тебе не только вожатого, а трое прямо предлагают переспать. Как прикажете выкручиваться?!
С первой четвёркой было ещё ничего. Девчушки, не освоившись пока, с новой для них ролью соблазнительниц, пожалуй, не знали толком чего они, собственно, хотят и как далеко готовы зайти на выбранном пути. Стеснялись и его самого, и соседок по комнате, что позволяло Андрею более или менее успешно отражать их наскоки.

Но вот троица, поселившихся в дальней спальне, «продвинутых тинок», оказавшихся к тому же подружками, видимо, уже окончательно решила для себя вопрос: «Дать или не дать». И, найдя в Андрее подходящий объект для реализации своих желаний, действовала слаженно и целеустремлённо, не заморачиваясь глупыми сказками о девичьей стыдливости.

Проблема для Андрея состояла ещё и в том, что нимфетки были чертовски соблазнительны. Темноглазая, с густыми, чёрными, как смоль, волосами смуглянка Ляна. Стройная, удивительно пропорционально сложенная, лёгкая и быстрая, словно серна, Наташа и длинноногая, с высокой грудью, яркая блондинка Арина, выделявшаяся красотой даже среди своих, более чем привлекательных, подружек. Андрей обратил на них внимание в первый же день, когда девушки появились на сцене во время, устроенного по случаю начала смены, концерта. Сидевшая рядом Юлька, ошибочно предположив, что он заинтересовался их голосами, а пели подружки действительно хорошо, шёпотом пояснила, кто они такие. Оказалось, что, в отличие от привозных исполнителей, это девочки из их с Юлькой отряда, занимаются в каком-то серьёзном хоре и, потому, участвуют во всех, подобного рода, лагерных мероприятиях, за что пользуются неизменным расположением начальника лагеря.

Вечером того же дня, на отрядном костре красавицы-певички сразу же облепили Андрея, ухитрившись прижаться к нему все втроём, что Андрей в тот момент, по наивности, объяснил воздействием, идущей от ночного озера, прохлады на их весьма скудно прикрытые тела,. Уже пару дней спустя, он узнал, насколько сильно заблуждался.
В тихий час, воспользовавшись отсутствием, упылившей к начальству на совет лагеря, Юльки, вся троица завалилась к нему в комнату. Честно глядя в глаза, девушки объявили, что пришли за помощью. Они, мол, привезли с собой несколько фасонов купальников и теперь не знают какой больше идёт. А кто может оценить лучше мужчины? Не к мальчишкам же им с подобной просьбой обращаться. Андрей хотел, было объяснить новоявленным моделям, что здесь не подиум и не примерочная, и что в тихий час положено лежать в кровати, а не болтаться по комнатам вожатых. Но потом решил не быть занудой. В конце концов, девочки более чем привлекательные, а в купальниках он их, так или иначе, увидит.

Коротенькие халатики девчат полетели на тумбочку, и демонстрация началась. Одна за другой девчонки подходили к, сидящему на кровати, Андрею, не спеша, вертелись перед ним и возвращались на исходную. Показ первой модели закончился. Подружки, выстроившись рядком, дружно завели руки за спины и принялись сноровисто избавляться от бюстгальтеров.
. . .

- Э-э-э. – Запротестовал Андрей. – Был уговор показывать купальники, а не то, что под ними.
Обворожительные создания, стоя перед ним в одних трусиках и даже не думая прикрыть соблазнительную, упругую, украшенную остренькими сосочками, красоту, наивно захлопали пушистыми, длинными ресницами. Не могут же они каждый раз бегать переодеваться к себе в комнату. Это долго и потом, вдруг кто-нибудь увидит.

Андрей только рукой махнул. Плавки от купальников полетели на пол, предоставляя ему возможность полюбоваться гладкими, симпатичными попками, аккуратно выровненными треугольничками волос, указывающими точно промеж, безупречной формы, ножек, и даже, плотненькими, маленькими кисками, когда расшалившиеся нимфетки начали снимать перед ним трусики картинно, как в кино, наклоняясь до пола. Правда, переодевались девчонки в дальнем конце комнаты, да и, толкаясь, закрывали друг друга, так что очень подробного просмотра не получилось. Всё же, остаток показа Андрею пришлось смотреть, закинув одну ногу на другую. Его поршень по достоинству оценил красоту девичьих тел и стремился выбраться из джинсов, чтобы лично выразить свою благодарность.

Андрей уже начал задумываться, как будет прекращать эту игру. Для этого требовалось, как минимум, встать. Он понимал: сексапильные девчонки догадываются, что произвели на него впечатление. Но показывать, дразнящим его малолеткам, что член не просто встал, а едва джинсы не рвёт, не хотелось. В этот момент Наташа, сбросив с себя две связки ниточек с минимального размера кусочками ткани, почему-то названные купальником, повернулась к Андрею, лукаво поглядывая на него.
- А может быть лучше такой фасон?
- Как мужчина, я двумя руками за. – Искренне отозвался Андрей. – Но, боюсь, администрация сочтёт твой костюм слишком вольным, да и мальчишки тебе в воде проходу не дадут.
- А ты бы прогулялся с нами подальше от пляжа. – Слегка наклонив голову и многообещающе улыбаясь, предложила Арина. – Мы все не против без купальников искупаться.
- В городе я бы тоже был не против. – Вздохнул Андрей. – Но здесь не могу, как бы не хотелось. И вообще, вам уже одеваться пора. Тихий час заканчивается.
- У-у-у. – Обиженно надули губки обнажённые красавицы.

Всё же Андрей выпроводил их, хотя и не без некоторого сожаления. Засыпал он в ту ночь с трудом. Нимфетки сумели всё-таки порядочно раздразнить его мужскую составляющую. К тому же, Андрей предчувствовал, что одной демонстрацией своих притягательных, юных тел подружки ограничиваться не намерены.

Он не ошибся. Ещё дней пять девчонки разными способами разжигали в нём интерес, а потом предприняли решительный штурм. Как всегда, перед сном Андрей заглянул к ним в спальню. Нахальные малолетки, в одних просвечивающих рубашках, сидели на кровати рядком, прямо поверх одеяла, упёршись в стену спиной и подтянув к груди слегка расставленные, согнутые в коленях ноги. Длина рубашонок, при сидении в такой позе, позволяла прикрыть разве что пупок, а о существовании на такой случай, хотя бы и минимального размера, трусиков девчата явно предпочли позабыть. Андрей некоторое время любовался их стройными ножками и цветущими меж этих ножек нежными бутончиками, но быстро почувствовал, что его собственный ствол проявил интерес к жизни и рвётся из джинсов наружу.

- Милые дамы, – заявил Андрей, поспешно засовывая руки в карманы, – вам уже кто-нибудь говорил, что находиться в таком виде перед посторонним мужчиной неприлично?
Наташа чуть шире развела ноги и накрыла свою киску ладошкой.
- Так лучше?
Андрей поглядел на нёё. Наташа, призывно водя язычком по губам, слегка сжимала и . . .

разжимала ладонь, заставляя пальчики поглаживать вход в пещерку.
Андрей покачал головой:
- Наташа, девушку украшает скромность.
- Это если нет других украшений. . . .
– Беспечно расхохоталась Наташка.
Арина, вдруг, соскользнула с кровати. Льющийся, от стоящей рядом настольной лампы, свет словно растворил тончайшую ткань рубашки, превратив её в прозрачную дымку, не скрывающую, а лишь подчёркивающую красоту обнажённого тела. Откровенно показывая себя, Арина подошла к Андрею и положила руки к нему на плечи. От этого движения, окутавшее её, призрачное облачко, слегка приподнялось, открывая светлый холмик волос, сбегающий в упоительную ложбинку между гладкими, загорелыми ножками.
- Андрей, я хочу тебя. – Прошептала Арина, прижимаясь к нему и подставляя ждущие поцелуя губы.

Андрей поплыл. Здравые мысли выдула близкая доступность манящего девичьего тела. Руки парня обняли Арину, выпрямившийся под джинсами, поршень упёрся прямо в её живот. Арина, судорожно вздохнув, прижалась к Андрею всем телом. Сейчас его губы сольются с её нежными губками, рука заскользит по бедру, поднимая вверх лёгкую ткань … Но … какой-то краешек сознания Андрея сумел всё же остаться незамутнённым и остановил парня. Матеря своё чувство долга и скрипя зубами от неудовлетворённого желания, он как-то заставил себя оторваться от девушки.
- Нет. – Андрей, отгоняя наваждение, потряс головой.
- Ну, почему?! – Не скрывая разочарования, почти выкрикнула Арина.
Решительно протянув руку, она коснулась выпирающего члена Андрея.
- Ты же хочешь!
- Да вас бы только слепой импотент не хотел! – Андрей и не думал отпираться. – Хочу, конечно. Но не могу!
- Потому, что ты вожатый, а мы малолетки? – Презрительно скривилась, подошедшая к ним, Наташа.
- Вот именно, малолетки. Я за час удовольствия с ничего не умеющими пятнадцатилетними соплячками из универа вылетать или в тюрьму садиться не хочу! Кроме того, у меня есть другая причина.
- И она для тебя ещё важнее. Это Юлия. – Раздался от двери спокойный, уверенный голос.

Андрей оглянулся. Ляна стояла, прислонившись спиной к косяку и скрестив на груди руки. Оказывается, она уже, откуда только ключ достала, и двери успела запереть. Впрочем, в сообразительности этой девочки Андрей нисколько не сомневался.
- Всё-то вы знаете. – Недовольно буркнул он, опускаясь на стоящий рядом стул.
Андрей и в самом деле попёрся сюда из-за Юльки. Познакомившись с красавицей второкурсницей месяца три назад и обнаружив в ней ответный интерес к собственной персоне, Андрей был вполне доволен собой. Оценивая лёгкую и свободную, озорную манеру общения Юльки, временами превращавшейся просто в нахального бесёнка, Андрей не сомневался, что их отношения вскоре зайдут дальше, а главное глубже, ставших уже привычными поцелуев. И обломался! Кто б мог подумать, что под маской раскованного, отчаянного чертёнка скрывается девушка таких строгих правил. Нет, уж совсем недотрогой Юлька, конечно, не была, и Андрей прекрасно знал, на ощупь и воочию, какие прекрасные, украшенные башенками розовых сосочков, плоды скрывает Юлькин ажурный лифчик. И как легко скользит рука, повторяя восхитительные изгибы её круглой, упругой попки, уже не скрытой тоненькими, прозрачными трусиками. И как спускается ладонь с, поросшего светлыми волосками, холмика в, увлажняющуюся от прикосновения его пальцев, лежащую меж гладких, соблазнительных бёдер, девственную ложбинку. Как сладко вздрагивает и постанывает под его нежными ласками Юлька. Но … на этом и всё! В остальном имелся полный отказ! А когда тебе почти двадцать, вечер, в течение которого максимум, что . . .

было позволено – залезть под футболку, да пусть даже и в трусики, мягко скажем, не тянет на слишком успешный. А когда это продолжается несколько месяцев?! И никак не втолковать, что, после такого срока, слово «моя» радует, а вот «девушка» уже огорчает. В ответ на его упрёки, Юлька довольно спокойно объяснила:
- Я не каменная и хочу тебя не меньше. Но близка стану лишь тому, с кем захочу оставаться долго-долго. Не важно станет он мне, в итоге, мужем или нет. Ты очень нравишься мне, Андрей, но я пока ничего для себя не решила. Да и ты, по моему, не определился: хочешь ли быть со мной или просто меня.

Тут Юлька была не совсем права. Если б не нравилась она Андрею, как никто и никогда до неё, давно плюнул бы и рукой махнул. А так терпит и ждёт, хотя членом, того и гляди, углы начнёт сшибать. Впрочем, Андрей по каким-то мелким, незначительным нюансам, что называется на уровне эмоций, чувствовал приближение Юлькиной готовности уступить и полагал, что в лагере, где Юлька второе лето была вожатой и куда звала с собой Андрея, это и случится. Романтика звёздной ночи, тихий плеск озера, шумящие над головой, сосны будут на его стороне. И, вроде бы, пока всё к тому идёт, так что поползновения, созревших для секса, малолеток сейчас для него совсем некстати. Андрей, стараясь смотреть в лицо, оглядел окруживших его девчонок.
- Да, причина в Юле. Дальше что?
- Ты не слишком-то там преуспел. – Фыркнула Наташка.
Вот это она зря сказала. Отсутствие успеха с Юлькой и без того порядком раздражало Андрея. А уж если посторонняя соплячка тебе этим в нос тычет!
- Знаешь, деточка, я как-нибудь сам решу: где мне и что успевать. И главное с кем.

Андрей, резко оттолкнув стул, поднялся, шагнул к двери, крутанул ключ в замке. Ляна слегка посторонилась, пропуская его.
- Напрасно ты так, Андрей. – Спокойно, словно ничего не произошло, проговорила она. – Мы могли устроить так, чтобы всем было хорошо. И нам, и тебе с Юлей.
- Как-нибудь обойдусь.
Андрей захлопнул за собой дверь.
После этого случая подружки перестали всерьёз докучать Андрею. То ли разрабатывали новый план атаки, то ли действительно охладели к нему. Во всяком случае, две недели он прожил относительно спокойно. Впрочем, какое к чёрту спокойно?! С Юлькой почему-то опять всё пошло наперекос. Нет, Юлька по-прежнему искала общества Андрея, скрывшись от любопытных глаз, с удовольствием повисала у него на шее, шептала нежные, ласковые слова, но с тем, чего ждал от неё Андрей, всё как-то неожиданно и необъяснимо застопорилось. И даже намёка на то, что дело сдвинется с мёртвой точки, не появлялось. Андрей не понимал Юльку, злился на неё, да и на себя заодно и всё чаще думал о том, что надо доработать смену и свалить отсюда к чёртовой матери. Пусть Юлька, если хочет беречь свою целку, как полк знамя, ищет кого потерпеливее, а с него хватит.

Достало! Юлька чувствовала его настроение, редко смеялась, на прогулках уже не вела себя, словно расшалившийся ребёнок, возвращалась грустная. Но … причину разлада устранить не спешила.
Между тем, наступил день рождения Андрея. Радости по поводу двадцатилетия не было ни фига. Андрей и гулять-то с Юлькой после отбоя идти не хотел, но увидел в её глазах столько невысказанной просьбы, что отказать не смог. Пусть завтра-послезавтра он скажет ей, что уезжает – сегодня они ещё вместе.
. . .

Быстро позаглядывав в спальни укладывающихся ребят, Андрей зашёл в последнюю и обнаружил подружек, сидящих с ногами на кроватях и закутанных в одеяла так, что торчали одни головы.
- Зайди, Андрей. – Попросила Арина. – У нас для тебя подарок.

Когда Андрей, войдя, закрыл за собой дверь, Арина быстро взглянула на своих подружек. Раз! На кроватях выросли три стройных, белых столбика. Два! Руки девчат, словно крылья, метнулись в стороны, раскрывая перед Андреем ничем не прикрытые юные тела. Три! Одеяла рухнули к их ногам, и три обнажённые красавицы стали медленно, медленно поворачиваться перед Андреем, давая ему рассмотреть себя со всех сторон. Ярко выделявшиеся на фоне загорелых тел, белые полушария, увенчанных острыми сосками, грудей, стройные, гладкие ножки, округлые, тугие, манящие попки, плоские животики, заканчивающиеся внизу нежными, притягательными светлыми и тёмными треугольничками, дразнили, звали к себе Андрея, заставляя его поршень . . .
едва ли не рвать ткань джинсов. Закончив оборот, соблазнительницы остановились и на несколько секунд замерли перед Андреем. Затем, быстро развернувшись, присели, и, через мгновение, уже лежали в кроватях, целомудренно натянув одеяла до подбородков, и хитро поглядывали на Андрея.
- Ну, как тебе наш подарок? – Поинтересовалась Наташа.
Андрей поднял вверх большой палец.
- Нет слов. Вот так из куколок рождаются чудесные бабочки. Вы настоящие красавицы, девчата.

Он ничуть не кривил душой. Участвуй в этом необычном показе все старшие девчонки и молоденькие вожатые лагеря, одна Юлька, пожалуй, могла бы превзойти подружек. И то больше потому, что была уже не подростком, а сформировавшейся взрослой девушкой. Но больше – никто.
- Спасибо за подарок. – Андрей, улыбнувшись, повернулся к двери.
- Подожди, – остановила его Арина – хочешь получить свою Юльку?
Андрей недовольно покосился на неё.
- Вам-то что до этого?
- Личный интерес. – Безмятежно улыбнулась Арина. – У нас есть возможность помочь тебе. Ляна, объясни.
- Юлия должна мне желание. – Отозвалась из своей кровати Ляна. – Любое.
- Вот как? – Андрей приподнял бровь. – И за что?
- Помнишь её браслет?
- Ну, конечно. – Андрей удивлённо пожал плечами.

У Юльки действительно был красивый, старинный, золотой браслет, передававшийся в их семье из поколения в поколение, который она очень любила и носила, почти не снимая. Вот этот браслет, зацепившись за что-то, и соскользнул с её руки, когда они с ребятами из отряда сидели на, нависающем над озером, огромном валуне. Прямо в воду. Андрей, наверное, часа три нырял, пытаясь отыскать на илистом дне блестящую штуковину. Устал так, что еле из озера выбрался. Но всё без толку. Юлька тогда ужасно расстроилась. А дня через два Андрей снова увидел на её руке знакомый браслет. Оказалось, Юлька бродила возле того валуна и прямо на мелководье наткнулась на пропажу.
- И что?
- А то, – усмехнулась Ляна, – что Юлькина находка возле камня – сказка для любопытных. На самом деле браслет ей вернула я. Не веришь, у Юли спроси. Скажешь, я разрешила.
- Но как?! – Андрей видел, что Ляна не врёт, но ничего не понимал.
- Лянка у нас ведьма. – рассмеялась Наташа.
Ляна, выпростав тонкую руку из под одеяла, небрежным жестом поправила волосы.
. . .

- У меня бабка настоящая колдунья была. Из старых молдавских цыган. Научила меня некоторым полезным вещам. Как у воды попросить потерянное отдать, ну, и ещё кое-чему.
- Ни фига себе! – Андрей удивлённо покрутил головой. – Чудеса. Но «американка»-то здесь каким боком.
- Вода задаром ничего не отдаёт. Желание и есть плата. А какое? – Тут Ляна хитро прищурилась. – Вода – стихия капризная. Может, к примеру, и невинность в жертву потребовать. Юлия об этом предупреждена.
- А на самом деле? – Андрей начал понимать игру Ляны.
- Смотря, о чём просишь. За золото кровью рассчитываются. Я за Юльку заплатила давно. Там и нужно-то не так много. А желание для себя приберегла. Могу поделиться.
- Не задаром, конечно. – Андрей поочерёдно обвёл подружек взглядом. – И чего вы хотите?
- Тебя. – Без тени смущения отозвалась Арина. – Сначала ты переспишь с нами, а потом получай своё сокровище.
- Разумеется, мы обеспечим, чтобы всё прошло тайно. – Спокойно и серьёзно добавила Ляна. – Огласка не в наших интересах.
- И как вы это сделаете? – Андрей, развернув стоявший рядом с ним стул, оседлал его, сложив руки на спинку.
- Да проще простого. – Наташа, придерживая у груди одеяло, тоже уселась на постели. – Через три дня заканчивается смена. После завтрака вожатые увезут детей в город и вернутся только на следующий день с новой партией. Лагерная обслуга и начальство свалят следом. Ребят, которые, как мы, остаются на следующий срок, соберут в кучу в центральном корпусе под присмотром двух дежурных вожатых. Но нам, – тут Наташка хитренько улыбнулась, – начальник лагеря разрешает остаться в своём коттедже. Конечно, под присмотром вожатого из нашего отряда. Юлия, как старшая, естественно, едет с детьми. Значит, оставят тебя. И с обеда субботы до утра воскресенья мы с тобой будем абсолютно одни.

Андрей задумался. План маленькие чертовки разработали – не придерёшься. Особенно, в части их касающейся. Но что до Юльки … Так ли всё кудряво, как они расписывают? А с другой стороны, что терять-то? Подставят они ему Юльку – хорошо. Нет – он, по крайней мере, хоть этих куколок получит. Трахнуть соблазнительных малолеток, чего себя-то обманывать, очень хотелось.
- Договорились. – Качнул головой Андрей. – Но имейте в виду. Если ситуация пойдёт не по плану, сделка отменяется.
- Всё будет как надо. – Арина поудобнее устроилась на подушке. – Погаси свет, пожалуйста.
Выйдя, Андрей несколько минут стоял на улице и курил, переваривая услышанное. Затем на крыльце хлопнула дверь, и Юлька легко, словно и не касаясь ступенек, сбежала к нему.
- Идём. – Андрей обнял девушку за плечи.

Они прошли к озеру, на дальний конец пляжа, к длинному, плоскому валуну, на котором любили сидеть вечерами. Неожиданно, Юлька не остановилась у привычного места, а потянула Андрея дальше, за следующий камень, полностью скрывший их от пляжа и от лагеря. Остановившись, Юлька стянула с себя футболку, открыв взору Андрея упругие, молочно-белые в тусклом лунном свете, такие желанные полушария грудей. «Искупаться, наверное, голышом хочет», – решил Андрей. Однако Юлька не стала раздеваться дальше, а, подойдя к Андрею, положила руки ему на плечи.
- Я знаю, что бы ты хотел получить в свой день рождения. – Тихо сказала она, глядя Андрею в глаза. – . . .

Я не могу тебе этого дать, но, может быть, ты согласишься на подарок поменьше.
«Какой подарок?» – хотел спросить Андрей, но Юлька уже опустилась перед ним на колени и начала расстёгивать джинсы. Стянув их вместе с плавками вниз, она мягко взяла ладонью, стремительно выпрямляющийся, член парня и легонько коснулась его губами.
- Я это первый раз в жизни делаю. – Юлька со смущённым видом глянула снизу вверх на Андрея. – Ты не сердись, если что-то будет не так.

Она снова поцеловала напряжённый стержень. Её ловкий язычок быстро и нежно обласкал головку. Затем Юлькины губки обняли её плотным колечком, и член Андрея проник в Юлькин девственный ротик.
- О – охх. – Застонал Андрей.
Юлька испуганно оторвалась от Андрея.
- Тебе больно?!
- Нет. Всё хорошо. – Андрей, положив руку Юльке на голову, слегка прижал её к себе. – Продолжай.
Юлька уже смелее впустила член в рот и заскользила по нему губами, то втягивая, сколько могла, гладкий, твёрдый, скользящий по языку стержень Андрея, то выпуская его почти совсем наружу. Андрей слегка раскачивался навстречу движениям Юльки, чувствуя, как его разгорячённый член целиком заполняет нежный девичий ротик, затем вновь выскальзывает на свободу, оставляя внутри только, обнимаемую мягким колечком губ, ласкаемую ловким, подвижным язычком, головку. И снова заполняет собой это чудесное хранилище. И снова, и снова …

Дыхание их становилось всё громче и чаще. Андрей слегка постанывал. Юлька, уже понявшая, что это признак не боли, а удовольствия, продолжала стараться. Временами она останавливалась и, лаская головку члена одним только кончиком языка, поднимала глаза на Андрея, копируя женщин из порнофильмов, видимо ставших для неё единственным учебным пособием. Сосать Юлька не умела совсем. Сбивалась с ритма, останавливалась в самый неподходящий момент. Пробовала впустить в себя стержень Андрея целиком – у неё не получалось. Но её промахи для, горевшего, после долгого воздержания, желанием, Андрея мало что значили. Его член попал из пустыни в оазис. И главное . . .
– в рот у него брала Юлька! Это действовало на Андрея сильнее, чем ласки самой опытной в мире минетчицы. Его стержень готов был взорваться. Первые признаки, рождающегося в глубине извержения, стремительно набирали силу, превращаясь в неудержимый, мощный поток. Накопленный за почти четыре месяца вынужденного простоя, запас ударил в рот Юльки густой и горячей струёй. Неопытная Юлька, не сумевшая уловить момент приближения оргазма, от неожиданности дёрнулась, выпустив изо рта член, тут же оросивший её подбородок и грудь белыми брызгами. Но сразу же снова приникла к Андрею и начала сглатывать, выбрасываемую, трепещущей в её доселе невинном ротике игрушкой Андрея, пряную жидкость, впервые ощущая на своём языке и губах вкус спермы.

Проглотив всё, Юлька, придерживая рукой ещё возбуждённый член Андрея, осторожно и тщательно облизала его. Затем, в последний раз коснувшись головки губами, выпустила игрушку и, непривычно робко, взглянула на Андрея.
- Тебе понравилось?
Андрей, в глазах которого ещё плавали цветные пятна, улыбнулся ей и ласково погладил по волосам. Юлька, внезапно смутившись, опустила голову, сделав вид, что рассматривает, насколько испачкалась её обнажённая красота.
- Хорошо, что футболку сняла. Прямо на сосок попал.
Андрей опустился рядом с ней на колени и коснулся губами её, украшенного белой капелькой, остренького, напряжённого сосочка.
- Ну, где ещё поцелуем?
Он привлёк к себе Юльку. Та, помня о перепачканных губах, попыталась отстраниться, но Андрей не . . .

отпустил, и они слились в долгом, желанном для обоих поцелуе. Рука Андрея ласкала грудь девушки, потом осторожно скользнула под юбку. Юлька слегка вздрогнула, когда его пальцы, отодвинув резинку трусиков, коснулись низа живота. Андрей почувствовал, что она очень возбуждена.
- А ты теперь как? Тяжело же. – Спросил он у Юльки, когда они, наконец, оторвались друг от друга.
- Потерплю. – Юлька, опустив голову, пожала плечами. – В конце концов, – тут её голос упал до шёпота, – сама во всём …
Андрей мягко привлёк её к себе.
- Давай помогу. – Он сделал красноречивый жест рукой. – Пусть обоим будет хорошо.

Юлька, не споря, поднялась и, стянув с себя юбку и, увлажнённые её собственным желанием, трусики, устроилась у него на коленях. Их губы снова встретились. Ладонь Андрея легла между раздвинутых Юлькиных ног. Маленькая Юлькина киска оказалась просто мокрой. Скользящие по ней, пальцы Андрея мгновенно покрылись слоем обильно выделяющейся смазки. Почти сразу же Юлька начала постанывать и вздрагивать, сжимая ногами руку Андрея. Юлькины бёдра тоже оказались густо покрытыми её жидкостью. Андрей, уже даривший Юльке подобную ласку, впервые видел её такой возбуждённой. Было ясно, что финиш, до которого Юлька раньше не позволяла Андрею доводить себя, наступит очень скоро. Пальцы Андрея двигались вдоль девичьей киски, всё сильнее прижимаясь к клитору. Юлька стискивала ладонь бёдрами так, что было почти невозможно двигаться. Тогда Андрей просунул руку дальше, обхватывая ладонью её попку, и Юлька принялась изо всей силы тереться киской об, оказавшийся меж её ног, живой шест. Андрей почувствовал, как мелко затрепетали Юлькины ягодицы и бёдра, тело девушки, оторвавшись от его колен, выгнулось дугой, и громкий крик наслаждения полетел над тёмной поверхностью озера.

Юлька тяжело откинулась на плечо Андрея и долго лежала, закрыв глаза, не отпуская зажатую между ног руку парня. Андрей чувствовал, как истекает соком её разгорячённая пещерка. Наконец, Юлька, потянувшись к Андрею, одарила его губы благодарным поцелуем. А в следующую секунду вспорхнула с его колен и ускользнула в сторону озера. Лёгкий плеск воды красноречиво объяснил Андрею, что идти сейчас за Юлькой не стоит. Несколько минут спустя, она сама, словно прекрасная нимфа, появилась перед ним из темноты. Капельки воды поблёскивали на её обнажённом теле. В руках у Юльки был широкий, мокрый лист какого-то озёрного растения. Взяв перепачканную руку Андрея, она сперва поцеловала её, потом тщательно стёрла все следы своего пребывания и снова поцеловала влажную ладошку. Андрей притянул Юльку к себе.
- Давай одеваться. – Тихо шепнула она, неохотно оторвавшись от его губ. – Поздно уже. Пора возвращаться.

Крепко обнявшись, Юлька с Андреем двинулись обратно. Они не разговаривали. Слишком хорошо им было сейчас просто идти рядом. Но у самого крыльца Юлька, не глядя на Андрея, тихо спросила:
- Ты хочешь уехать?
- Хотел. – Честно признался Андрей. – Теперь не знаю.
Юлька повернулась к нему. Они стояли под самым фонарём, и Андрей увидел, как прыгают от волнения её губы.
- Я не могу обещать, что ты получишь то, ради чего остался, а значит, не могу и просить. Но … – Юлька порывисто прижалась к Андрею. – Я очень, очень не хочу, чтобы ты уезжал.
Быстро чмокнув Андрея в щёку, она резко повернулась и, торопливо взбежав наверх, исчезла за дверью. Всё же Андрей успел заметить выступившие на её глазах слёзы.
- Дела-а-а. – Протянул он, усаживаясь на ступеньку и . . .

вытаскивая из кармана сигареты.
Он не сказал Юльке о своём решении остаться, но знал, что не уедет. И не из-за договора с возжелавшими его девчонками. Не хотел он этого соглашения. Просто … Просто ему нужна Юлька, а он ей. И, значит, они будут вместе.

Андрей полез в карман за зажигалкой. Рука, неожиданно, наткнулась на маленький, чуть влажный клочок ткани. Андрей усмехнулся. Юлька не стала надевать испачканные смазкой трусики и сунула их, чтобы не тащить в руках, Андрею в джинсы. А теперь вот забыла. Хорошо мама не видит, без чего дочка с прогулки явилась. Что ж, с тем чего бояться мамы, будем подождать. Так или иначе, что-то сложится.
Утром, вывалившись после сигнала подъёма в коридор, Андрей обнаружил, нетерпеливо топчущуюся у выходных дверей, уже умытую и одетую, Юльку.
- Андрюша, – махнула она ему рукой, – у меня через двадцать минут совет лагеря. Веди ребят на завтрак один.
Юлька вернулась, когда накормленный отряд уже вовсю собирался на пляж, и подошла к стоящему на крыльце Андрею. Вид у неё был озадаченный.
- Андрюш, тут такое дело … Трое девчат из нашего отряда остаются на следующую смену. И начальник лагеря разрешил им, в ночь, когда все разъедутся, не идти в общий корпус, а переночевать в коттедже. С ними должен быть вожатый. По всему выходит, оставаться тебе. Но, – тут Юлька отвела взгляд, – конечно, если ты решил уехать …
- Я остаюсь. – Прервал её Андрей.

Юлька, найдя его руку, крепко сжала её, не решившись, при болтающихся рядом детях, на более явное проявление чувств. Но её, блеснувшие не скрываемой радостью, глаза вмиг превратили Юльку в столь любимого Андреем маленького бесёнка.
- Вещи вернуть не хочешь? – Лукаво и слегка смущённо глянула она на Андрея.
- Так у меня. – Пожал он плечами. – Я их на форточку посушиться повесил.
- С ума сошёл! – Ахнула Юлька, заливаясь краской и опрометью бросаясь к нему в комнату. – Увидят!
Когда Андрей, улыбаясь, зашёл к себе, Юлька с облегчением разглядывала пустое окно.
- Враль противный! У-у-у. – Она сердито стукнула парня кулачком по груди. – Ну, где?
Андрей выдвинул ящик тумбочки.
- А поцелуй за сохранность?
- Вымогатель. – Юлька спрятала в карман маленький, полупрозрачный треугольничек. – Я тебя и задаром целовать согласна.
Обвив руками шею Андрея, она прильнула к его губам.
- Э-э-э! – Почувствовав, быстро возрастающий под джинсами и уже начавший упираться ей в живот интерес Андрея, Юлька выскользнула из его объятий. – Не разгоняйся. Сегодня последний отрядный костёр, завтра общелагерный. Мы даже на прогулку сходить не сможем. Жди начала следующей смены. Много не обещаю, но …

Изобразив быстрое сосательное . . .
движение, она со смешком выпорхнула в коридор
Утром в субботу Андрей стоял в окружении трёх подружек и провожал взглядом отъезжающие один за другим автобусы. Вот и увозящий, машущую в окно, Юльку «Волжанин» выкатился за ворота, а вскоре площадка совсем опустела, и в лагере стало непривычно тихо.
- Андрей, – дежурный вожатый Володя Пименов подошёл к ним, – ты сухой паёк получил?
- Получил. – Отозвался Андрей.
- Хорошо. А то . . .

повара тоже уезжают. – Володя кивнул на, стоящий под погрузкой, лагерный автобус. – Ты вечером зайдёшь?
- Да, нет. Не буду тебе мешать со Светой чай пить. – Андрей указал глазами на высокую, темноволосую девушку, уводившую сводный отряд к центральному корпусу.
Володя, улыбнувшись, благодарно ткнул Андрея кулаком в плечо и заторопился за ребятами.
- Ну, вот, – обернулся Андрей к девчонкам, – чужой личной жизни мы уже не мешаем. Пошли устраивать свою.
- В коттедж? – Уточнила Наташа.
- Пока к озеру. Пусть видят, что мы на прогулке. Вернёмся через заднюю дверь, она прямо к лесу выходит.
С замком пришлось повозиться. Отпёрся он легко, но закрыть дверь на ключ удалось не сразу. Закончив, наконец, с этим делом и обернувшись, Андрей обнаружил подружек, нерешительно топчущихся, на пороге собственной спальни.
- Мы это … Ну … Прямо сейчас?
Андрей усмехнулся про себя. С приближением известного момента, уверенности в малолетках заметно поубавилось.
- Я не спешу. Хотите, просто посидим, поболтаем?

На хорошеньких личиках новоявленных соблазнительниц появилось видимое облегчение. Но отступать юные упрямицы явно не собирались.
- Только давай сначала всё устроим. Мы как …? Кровати сдвинем?
- Да, ну. – Махнул рукой Андрей. – На этой фигне пружинной мученье будет одно. Давайте койки к стене и матрасы на пол. Я сейчас ещё пару штук из соседней спальни приволоку.
- Классный сексодром получился! – Арина удовлетворённо плюхнулась на, занявший большую часть спальни, покрытый простынями, прямоугольник.
- Точно. Здорово Андрей придумал! – Наташа одним скачком оказалась рядом с подругой. – Интересно, кто-нибудь догадался заранее снять трусики?
- Я догадалась закрыть жалюзи. А трусики, надеюсь, с меня снимут. – Ляна, шагнув на импровизированное ложе, опустилась на колени и извлекла откуда-то колоду карт. – Ну, что? В очко на раздевание? И вещи с нас пусть снимает Андрей.
- А если он проиграет? – Арина с Наташкой придвинулись ближе.
- Его раздевает победительница.
В сданной паре Андрею пришли король и девятка.
- Ещё.
Третьей картой оказалась дама. Шестнадцать очков. С этим не выиграешь.
- Ещё.
Досталась шестёрка.
- Перебор. – Андрей открыл карты.
- Девятнадцать. – Арина показала свои.
- На одно меньше. – В руках у Наташи были два короля и десятка.
- Двадцать. – Ляна положила свои карты поверх остальных, затем повернулась к Андрею и стала расстёгивать на нём рубашку.
- Теперь они. – Указала она голому по пояс Андрею на Арину с Наташей. Андрей подвинулся к стоящим на коленях девчонкам и поочерёдно снял с каждой из них футболку, открыв своему взору их, не слишком прикрытые ажурными бюстгальтерами, груди.
- Блин! Опять перебор. – Андрей поднялся на ноги. Джинсы сидя не снимешь.
- Очко! – Наташа победно показала свои карты.

Протянув руки к подошедшему Андрею, она расстегнула пуговицу с молнией и стянула с него джинсы. Андрей, в свою очередь, медленно . . .

расстегнув пуговицы, снял с Ляны блузку, а затем освободил Арину от лифчика, слегка коснувшись при этом её грудей.
- Ого, какой у тебя заметный без джинсов. – Наташка внимательно глядела на выпуклость плавок Андрея. – Я уже хочу его посмотреть живьём.
- Может, сейчас и поглядим. – Арина начала сдавать карты.
Но в этой партии выиграл Андрей. Ещё два лифчика полетели в сторону. Упругие, стоящие торчком груди девушек соблазнительно заколыхались перед лицом Андрея. Застоявшийся от месяцев безделья, член туго натянул плавки. Особенно, когда Андрей стянул с Арины юбку, оставив на девушке лишь символическую, практически ничего не скрывающую полоску ткани.
- Если я сейчас не проиграю, резинка плавок лопнет. – Фыркнул про себя Андрей.

Но выпустить на свободу, рвущийся наружу, член не пришлось. В следующем круге они с Ляной набрали по двадцать очков, а Аринка с Наташей перебрали. Сняв с Наташи узкую джинсовую полоску, Андрей повернулся к Арине. Та встала перед ним. Андрей, осторожно просунув пальцы под резиночку, потянул трусики вниз. Прямо перед его лицом начал медленно открываться ровненький треугольничек светлых волос. Пальцы Андрея, скользя по девичьей попке, опустили «последний бастион» Арины на бёдра, а секунду спустя трусики исчезли с площадки. От внимательного взгляда Андрея не укрылось, что киска Арины уже оставила на них влажный след. Впрочем, на прозрачном Наташкином предмете тоже проступало, вырастая в размерах, мокрое пятнышко. О Ляне, сидящей ещё в юбке, Андрей судить не мог. Может, после следующей партии?
- Очко. – Разочаровала его Ляна, бросив на простынь туза и десятку.

Её ловкие руки быстро стащили с Андрея плавки. Освобождённый из плена, стержень рванулся кверху и замер возле лица Ляны.
- Какой красивый! – Улыбнулась нимфетка. – Теперь сними проигрыш с Наташи.
Андрей, не спеша, с удовольствием касаясь ягодиц и бёдер девочки, избавил её от маленького, уже влажного клочка ткани и повернулся к Ляне.
- А Арине платить нечем.
- Нечем платить – пусть поцелует.
Взгляд Ляны ясно указывал, куда следует поцеловать Андрея. Андрей подошёл к Арине. Та, стоя перед ним на коленях, осторожно коснулась члена губами.
- И это всё? – Фыркнула Ляна. – Так за проигрыш не платят. Как следует!
Арина, взяв член рукой, несколько раз лизнула языком головку, а затем впустила его себе в рот. Андрей сквозь зубы втянул в себя воздух. Арина с минуту усердно сосала, потом выпустила игрушку наружу и снова поцеловала.
- Мне понравилось. Я ещё хочу проиграть.
- А может, мы уже проиграли? – Наташка подвинулась к Андрею. – Дай мне. Я тоже хочу!

Андрей повернулся к ней. Губы Наташи обхватили его стержень и заскользили по нему вверх-вниз. Ляна, отбросив ненужную колоду, встала и подошла к Андрею. Андрей стал целовать её глаза, губы, шею, плечи. Руки его заскользили по груди Ляны. Её остренькие, коричневатые соски мгновенно напряглись и затвердели. Опустив руку на бедро Ляны, Андрей расстегнул на ней юбку. Когда коротенькая юбчонка сползла на пол, Ляна отбросила её ногой. Андрей, просунув руку под резинку трусиков, начал гладить, слегка стискивая, ягодицы Ляны, затем спустил трусики девочке на бёдра и направил ладонь между её стройных, слегка расставленных, ножек. У Ляны были влажными даже бёдра. Пальцы Андрея побежали вдоль скользкой от смазки, возбуждённой Ляниной киски. Заметив это, Арина подошла к ним . . .

и подставила другой руке Андрея собственную пещерку. Андрей, наклоняясь, поочерёдно целовал упругие груди девочек, ласкал языком их маленькие, напряжённые сосочки. Наташа, между тем, выпустила изо рта член Андрея и, лаская его рукой, стала облизывать яйца.
- О-ох-х … – Андрей прижал руки к клиторам девочек так, что те тоже застонали. – Девчата, давайте ближе к полу.

Он лёг на спину, и Наташа с Ляной сразу пристроились к его члену, став дружно облизывать игрушку. Время от времени, они поочерёдно впускали член себе в ротик, делали несколько сосательных движений и снова продолжали лизать.
- Иди сюда. – Андрей притянул к себе Арину и поставил её на колени так, что узенькая, мокрая пещерка оказалась прямо над его лицом. – Ниже. . . . Его язык заскользил по Арининой киске, дразня исходящий соком девичий бутон, слегка проникая в нетронутую глубину. Арина, непривычная ещё к такой ласке, вздрагивала от его прикосновений. Дыхание девочки стало частым и неровным. С губ начали срываться какие-то бессвязные звуки. Услышав их, Наташа с Ляной оторвались от игрушки Андрея и стали смотреть на то, как он ласкает Арину, лишь слегка поглаживая напряжённый член своими ловкими пальчиками.
- Андрей, – наконец, задыхаясь, выдавила Арина, – не могу больше. Я хочу туда!
- Давай!

Арина быстро подвинулась назад и начала садиться на ствол Андрея, направляя его рукой себе в киску. Запечатанная её пещерка не хотела открываться, заставив девочку вскрикнуть и закусить губу от боли. Но поршень парня уже пробил непрочную преграду и проник в ещё не познанную глубину её входа.
- О-о-о …
Два стона Андрея и Арины слились в один. Арина принялась размашисто двигаться на стержне Андрея, насаживаясь порою так глубоко, что член касался матки. Руки Андрея ласкали поочерёдно её зад и грудь. Доведённую языком Андрея почти до оргазма, Арину, скользящий внутри неё, горячий, живой стержень вывел на пик блаженства буквально за минуту. Вцепившись руками в руки Андрея, она замерла, словно натянутая струна, а потом судорожно и сладостно затрепетала бёдрами, впервые в жизни обливая мужской стержень своим соком. Как раз вовремя. Ствол Андрея, обласканный нежными ротиками и пальчиками, давно уже находился в заряженном состоянии. И теперь, сполна ощутив горячую тесноту девственной пещерки, требовал возможности выстрелить.
- Аринка, слезай. – Шепнул ей на ухо Андрей, когда девушка, наклонившись, благодарно поцеловала его. – Я сейчас тоже кончу.

Арина проворно убралась с члена и тут же развернулась лицом к упругому, готовому выплеснуть содержимое, стержню. Едва игрушка заполнила рот Арины, Андрей перестал сдерживаться.
- А-а …А-а …А-а… – задёргался он, выстреливая одну за другой порции спермы.
Арина пыталась, как могла, сглатывать, но спермы оказалось слишком много. Жидкость вытекала изо рта, застывая клейкими, белыми дорожками на её подбородке, члене и яйцах Андрея. Наконец, извержение закончилось. Арина, тяжело дыша, оторвалась от Андрея.
- Ну, и как ощущения? – Поинтересовалась у неё Наташа.
Арина молча подняла вверх два больших пальца.
- Интересно, какова эта штука на вкус? – Наташа наклонилась к стержню Андрея и начала слизывать с него белые капли.
- Мне, пожалуй, понравилось. – Заявила она, выпустив изо рта член и продолжая взбадривать его рукой. – Но я хотела бы получить полную порцию.
- Кажется, долго ждать тебе не придётся. – Заметила Ляна, глядя, как слегка поникший . . .

мужской орган, отзываясь на девичью ласку, снова начинает крепнуть.
- Скорее бы. У меня между ног мокро, словно я описалась. – Учащённо дыша, отозвалась Наташа. – По-моему, сейчас до колен дотечёт.

Андрей, присев, привлёк к себе Наташу. Её остренькие груди
прижались к его широкой груди. Наташа застонала. Руки Андрея гуляли по спине и попке девочки, губы сливались с её губами, находили шею, плечи, грудь. Наташа, закрыв глаза, дрожа от возбуждения, покорно подставляла себя ласкам Андрея. Рука её продолжала удерживать, уже снова затвердевший, готовый к бою ствол Андрея. Пальцы парня проникли к девичьей киске. Наташа, снова застонав, прижалась к ним и мелко задвигала задом, пытаясь тереться киской о ладонь. Между ног у неё действительно было очень мокро. Похоже, Наташка кончила, сама того не заметив.
- Наклонись. – Андрей, развернув девочку, слегка надавил ей на плечи.

Наташа встала на колени, опустив голову на руки и высоко задрав попку. Взору Андрея и Ляны с Ариной открылась её мокрая, блестящая от сока и смазки узенькая пещерка. Андрей пристроился сзади и начал вводить туда свой стержень. Почувствовав, входящую в неё игрушку Андрея, Наташка подалась ей навстречу, но тут же отпрянула назад.
- Больно!
Арина, наклонившись, поцеловала подругу.
- Потерпи. Это только вначале, а потом приятно.
Андрей продолжил входить в Наташку. Тесные, непривычные к нахождению в них чего-то постороннего, своды пещерки неохотно раздвигались перед его тараном. Наташка снова запищала. Врата девственности упёрлись в безнадёжной попытке отразить натиск, но Андрей нажал сильнее, и они рухнули, открыв «отряду» Андрея дорогу вглубь девичьей территории. Член Андрея, наконец, вошёл в девочку на всю глубину. Наташка обернулась к Андрею, рукой смахивая выступившие на глаза слёзы.
- Теперь всё? Так больно больше не будет?
- Будет хорошо. – Ласково поцеловал её спинку Андрей. – Тебе понравится.

Он медленно и аккуратно начал двигаться внутри Наташиной киски. Сначала девочка не реагировала на его действия, скорее даже, терпела их. Но постепенно её киска начала отзываться на нежное скольжение члена внутри неё. Андрей заметил, как изменилось дыхание Наташи, почувствовал, что она начала, потихоньку отвечать на его движения. Слегка наклонившись вперёд, он начал ласкать Наташину грудь и сразу ощутил, как напряглись под пальцами её сосочки. Андрей, стараясь не спешить, осторожно позволил члену ходить туда-сюда размашистее и быстрее. Наташа негромко застонала в ответ, но уже не от боли. Оглянувшись, она сделала движение губами, словно целуя Андрея.
- Ещё. Мне хорошо!

Андрей продолжал ритмично двигаться в ней. В пещерке становилось всё более влажно. Арина с Ляной, почувствовав, что сложный момент пройден, расположились по обе стороны Андрея, обнимая и целуя его. Андрей ласкал их груди и киски, не забывая, впрочем, поглаживать и аккуратненькую Наташину попку. Девочка, между тем, начала проявлять признаки приближающегося оргазма. Её встречные движения стали резче и сильнее, дыхание прерывалось, ягодицы судорожно сжимались. Наконец, она, надевшись на член, как могла глубоко, резко вскрикнула и замерла в таком положении, тяжело дыша и слегка вздрагивая. «Жаль, я не успел», – подумал Андрей, чувствуя, как сокращающиеся стенки обдают его игрушку горячим соком. Наташа, соскальзывая со стержня, рухнула на простыню.
- Это что-то! – Тихо выдохнула она и обернулась к Андрею. – Я хочу, чтобы ты ещё. Только по другому, у меня ноги дрожат стоять.

. . .

Андрей перевернул её на спину, и Наташа широко развела ноги, вновь предлагая ему войти в свои, не запертые больше, двери. Андрей лёг на девочку. Их губы слились в жадном поцелуе, и член Андрея снова заполнил горячую, влажную пещерку.
- О-о-о. – Наташа обхватила руками ягодицы Андрея. – Как здорово! Ещё!
Андрей ритмично задвигал задом, раз за разом вгоняя свой поршень в узенькую Наташкину киску. Оба часто и громко дышали. Андрей чувствовал, что девочка близка к тому, чтобы снова кончить, но продолжать больше не мог. Ещё чуть-чуть и его орудие выстрелит прямо внутрь. Он торопливо вынул и переместился к лицу Наташи, надеясь отправить свой «груз» ей в рот, но не успел. Белые брызги широким веером рассыпались по лицу и груди Наташи. В нежный, торопливо подставленный ротик попали лишь последние, выбрасываемые членом капли. Наташа, честно проглотив всё и вылизав, начавший потихоньку увядать, ствол Андрея, выпустила игрушку наружу.
- Мне больше понравилось, когда выливают на меня, а не в рот. – Призналась она, легонько поглаживая себя между ног. – Как только ты выплеснулся на мою грудь, я сразу кончила. Ну, а теперь Ляна?

- Наташ, – Андрей устало сел, опираясь на руку, – я ж не стальной. Мне отдых требуется. Да и сигаретка бы не помешала.
- Кури здесь. – Арина вытянула из его рубашки пачку и бросила ему вместе с зажигалкой. – Проветрится.
Андрей прикурил сигарету и со вкусом затянулся.
- Может, пока кофе попьём? . . .
– Предложил он. – У меня там банка «Чибо» стоит, и чайник.
- Давай. – Согласилась Арина. – А готовить всё Лянку заставим.
- Это ещё почему?! – Возмутилась та.
- Ну как, – преувеличенно серьёзно оглядела компанию Арина, – ты – единственная целка в комнате. Кого же и посылать-то?
Андрей с Наташкой, не выдержав, расхохотались.
- Я вам это завтра припомню. – Обведя девчонок сердитым взглядом, грозно пообещала Ляна и, набросив на плечи халатик, скрылась за дверью.

Расположились прямо на сексодроме, постелив, чтобы не испачкать простыни, чьё-то полотенце. Ляна сидела, прижавшись плечом к Андрею. Обнимая её, он чувствовал, как постепенно возбуждает его прикосновение юного, обнажённого тела. Ляну, похоже, возбуждение и вовсе не покидало. Груди её стояли торчком, соски напряглись, приоткрытая взору Андрея, киска влажно поблёскивала. Ляна первой допила свою чашку и взглянула на подружек.
- И не думайте, что я буду ещё и убирать. У меня десерт!
Склонившись, она прильнула губами к члену. Андрей откинулся назад, позволяя Ляне, как следует, позабавиться с оживающей игрушкой. Нежные губки и ловкий язычок девочки поочерёдно скользили по члену, превращая его в твёрдый, упругий стержень.
- Моя очередь.
Андрей опрокинул Ляну на спину, раздвинул ноги и приник губами к её сокровищу. Его язык заскользил вдоль трепетно-влажных створок её пещерки, слегка проник внутрь, прошёлся, дразня, по маленькому клитору. Ляна опустила руки на голову Андрея, прижимая её к себе, и ещё шире развела, согнутые в коленях, ноги.
- Ещё Андрюша. Сильнее. Ещё. Я, кажется, сейчас … Ой, мама! А-а-а …

Её бёдра мелко задрожали. Из киски наружу медленно поползли полупрозрачные клейкие капельки. Андрей, встав возле девочки на колени, начал членом размазывать сок по нежным, чуть приоткрывшимся от возбуждения губкам, потихоньку раздвигая . . .

их. Пальцем он легонько ласкал маленький, напряжённый клитор. Когда головка члена, продолжая, как маятник, двигаться вдоль щелки, скрылась внутри, Ляна снова возбуждённо задышала и стала подаваться навстречу игрушке Андрея. Андрей продолжал дразнить девочку, не спеша войти, хотя её глаза, губы, маленькие, стискивающие собственную грудь, ладошки молили: «Скорее»! Только, когда Ляна начала, опираясь на локти и согнутые в коленях ноги, отрывать зад от пола и пытаться сама наползти на член, Андрей исполнил её желание.

Положив ноги Ляны себе на плечи, он нагнулся над ней так, что колени девочки почти прижались к грудям, и одним сильным и резким движением вошёл в неё. Короткий, нечленораздельный вскрик Ляны сопроводил её первую встречу с мужским началом. Поршень Андрея, сорвав её «занавес», устремился внутрь, заполняя собой нежнейшее пространство маленькой киски. Через мгновение он уже вошёл на всю длину, заставив девочку на миг задохнуться. Андрей замер на несколько секунд, давая Ляне привыкнуть, затем, потянувшись вперёд, поцеловал девочку и начал, не спеша, нежно и осторожно двигаться в ней. Ляна, почти сразу, начала отвечать. Закрыв глаза и крепко стиснув руками его запястья, она подавалась навстречу и коротко постанывала в такт «атакам» Андрея. Горячая, влажная теснота её пещерки распаляла член парня. Движения его становились всё быстрее и размашистее. Ляна металась под ним, то стуча кулачками по простыне, то стискивая руками свою грудь, то снова вцепляясь Андрею в запястья. Наконец, она, резко выдохнув, рванулась, словно пытаясь сбросить Андрея с себя, вздрогнула несколько раз всем телом и обессилено откинулась на простынях.

Андрей стал двигаться медленнее, чувствуя приближение собственного извержения. Трепет, сочащейся соком, пещерки подстёгивал его. Андрей, не желая рисковать, подался назад, медленно извлекая свой стержень наружу. Губки Ляниной киски, выпуская его, слегка потянулись за головкой, словно целуя её на прощание. Андрей аккуратно снял Лянины ножки со своих плеч, и девушка, встав на колени, потянулась уже другими губками к, жаждущему продолжения ласки, члену. Арина с Наташей устроились возле Андрея, обнимая и целуя его. Ловкие пальчики и старательный ротик Ляны быстро помогли Андрею завершить то, что не состоялось в девичьей киске. Андрей резко подался вперёд, целиком толкая свой поршень в рот Ляне, и, держа других девчонок за плечи, сам начал двигаться, трахая нежный ротик девочки.
- А-а … Ох-х … А-а …

Андрей разрядился мощно, словно и не было первых двух раз. Ляна начала глотать, потом, не сумев выпить всё, выпрямилась, выпуская член, и остатки белых капель оросили её сдвинутые колени.
Арина, наклонившись к подружке, слизала с её ног пряную жидкость, а потом, завладев игрушкой Андрея, начала нежно её вылизывать.
- А мне этот вкус нравится. – Промурлыкала она.
- Мне тоже. – Всё ещё стараясь отдышаться, отозвалась Ляна. – Только уж очень много пришлось глотать. Я не сумела.
- Всё впереди. Ещё научишься. – Усмехнулся Андрей, целуя девушку.
- А когда следующий урок?
- После перемены. – Фыркнула Наташка.
Девчонки расхохотались. Андрей тоже улыбнулся.
- Решайте. Можно передохнуть и продолжить, а можно вторую серию перенести на вечер. Пока прогуляться сходим или в озере искупаемся.
- Пошли купаться. – Поднялась Арина. – Все, кто в лагере остался, сейчас наверняка на пляже. Будет странно выглядеть, если мы там не появимся.
- И будем толкаться в воде с прочей мелкотой? – Разочарованно протянула Наташка. – Я думала, мы подальше пройдём, чтобы раздетыми можно было купаться.
- . . .

Голышом Андрей с тобой вечером сплавает. Вот в этом бассейне. – Ляна, недовольно глянув на Наташу, ткнула пальцем в расстеленные простыни. – Не хватало ещё, чтобы нас кто-нибудь заподозрил!
- Нет в жизни счастья. – Вздохнула Наташа и, подтянув к себе, стоявшую у стены, сумку стала добывать оттуда купальник. – Ладно. В лягушатник, так в лягушатник.

С пляжа в коттедж вернулись не сразу. Володя со Светой, видимо, чувствуя неловкость за то, что не пригласили Андрея на вечер в компанию, потащили его и девчонок пить с ними кофе. Разболтались. Потом Володя достал гитару. Услышав песню, подтянулись несколько старших ребят из сводного отряда. В общем, к дому пошли, когда уже совсем стемнело.
На развилке дорожек между коттеджем и озером Арина остановилась.
- Сейчас никто не купается. Может, сходим, поплаваем … без одежды.
- Давай, Андрей. – Поддержала подружку Ляна. – Из корпуса всё равно никто не выйдет, а больше в лагере нет никого.
- Ладно. – Кивнул Андрей и озорно улыбнулся. – Только отсюда голышом пойдёте. Принимаю вещи.
Вот уж не думал он, что отчаянных нимфеток окажется так легко смутить.
- Андрю-юш, – заканючили они, – ну, как мы пойдём? Это на пляже темно, а вдоль дорожек фонари. Видно всё!
- А кому видеть? – Андрей усмехнулся про себя, даже при слабом уличном освещении заметив, как дружно покраснела вся троица. – Зато, кроме вас, так по лагерю ещё никто не гулял. И вообще, кто не хочет, идёт в коттедж. Ключ я дам.
- Ну, уж нет. – Ляна решительно принялась расстёгивать пуговицы на халатике. – Гулять, так гулять.

Арина с Наташей, слегка помявшись, последовали её примеру. И, вскоре, Андрей шёл к пляжу в окружении трёх стройных, обнажённых девушек. Узенькие, опоясывающие их груди и бёдра, полоски светлой кожи ярко выделялись в темноте на загорелых телах.
- А эта прогулка возбуждает. – Заметила Ляна, остановившись рядом с Андреем на песке и глядя вслед, помчавшимся к воде, Арине с Наташей.
- Ещё как. – Согласился Андрей, стаскивая с себя плавки.
Его, ничем больше не сдерживаемый, член рванулся вверх победным флажком. Ляна, облизнув полуоткрытые губы, шагнула к Андрею.
- Он опять красивый.
Её . . .
рука легла на затвердевший, живой стержень. Андрей привлёк девочку к себе. Одна из его ладоней нашла грудь Ляны, другая легла на гладенькую попку. Ляна, запрокинув голову, потянулась к спешащим ей навстречу губам Андрея. Когда закончился этот затяжной поцелуй, в тишине над пляжем разнеслось их хриплое, тяжёлое дыхание.
- Не хочу ждать до спальни. – Ляна, схватив руку Андрея, прижала её к своей, исходящей соком желания, киске. – Давай сейчас. Здесь.
Сжавшие ладонь Андрея, бёдра девочки слегка вздрагивали от возбуждения.
- Иди сюда.
Андрей подвёл Ляну к низенькой скамейке и, уложив спиной на доски, опустился перед ней на колени.
- Ножки на плечи клади.
Перед Андреем открылась ждущая, трепещущая пещерка, и его член, второй раз в Ляниной жизни, проник в девочкину сокровищницу.
- О-о … – Короткий вскрик Ляны прозвучал в тиши и принялся повторяться в ответ на каждое движение Андрея.
. . .

- О-о …О …О …

Одной рукой удерживая ноги девушки, Андрей начал ласкать грудь Ляны. Девочка, выгнув спину и крепко вцепившись в скамейку, подалась к нему навстречу. Её маленькая, не ставшая ещё женской, попка судорожно вздрагивала в такт толчкам Андрея.
О … О … О … А-а-а-а …
Низ живота и бёдра Ляны внезапно напряглись, затем мелко задрожали, и девочка, исходя соком, раскинулась на скамейке в сладкой истоме. Андрей продолжал ровно и сильно двигаться в Ляне. Прошло с полминуты, и её киска отозвалась на ласку, скользящего внутри члена. Дыхание девочки вновь участилось, соски напряглись. С губ снова, сначала чуть слышно, а потом всё громче начало срываться:
- О … О … О …
Лёгкие стоны, вздрагивающей под ним, девочки подстёгивали Андрея. Встречные ласки тесных стенок пещерки дразнили его ствол, торопя приближающийся финиш. Вот, уже рядом. Андрей приостановился, готовясь выйти наружу. Ляна торопливо схватила его за руку.
- Андрюшенька, не уходи! Ещё чуть-чуть. Я уже почти …
Андрей, сдерживаясь из последних сил, продолжил. Ляна, помогая себе, яростно заскользила пальцами по клитору.
- А-а-а … Ещё …немного … А-а-а-а. Всё!
- Ляна вновь сладостно задрожала под ним. Андрей, сбрасывая с плеч её ноги, выдернул член, рукой направляя его выше киски.
- У-у-у-о-о …

Серия тягучих, белых плевков рванулась наружу, густо покрывая смуглый, плоский животик и прядку тёмных волос на лобке девочки. Ляна быстро прикрыла киску ладошкой.
- Всё? Туда не попало? – Спросила она, дождавшись, когда член Андрея выбросит последние капли.
- Не попало. – Успокоил её Андрей, помогая сесть.
Ляна, потянувшись к, начинающей понемногу уменьшаться, игрушке Андрея, поцеловала блестящую головку, а затем взяла член в рот и начала тщательно и нежно его вылизывать.
- Купаться без одежды – это что-то! Совсем другие ощущения.
- Вода теплущая. Где вы болтаетесь?
Отряхиваясь, из темноты появились Арина с Наташей и возмущённо уставились на Андрея и сосущую член, забрызганную спермой Ляну.
- Вот вы чем тут занимаетесь! А нам?!
- А вам в коттедже. – Отпуская Андрея и показывая подружкам язык, звонко расхохоталась Ляна. – Бежим, Андрей.
Схватившись за руки, они кинулись к озеру.
- Хитрюга противная! – Донеслось из темноты им вслед.
Выбравшись на берег, Андрей с Ляной обнаружили, что мстительные девчонки смылись с пляжа, прихватив с собой всю одежду. Пришлось топать домой в костюмах Адама и Евы. Впрочем, идти в обнимку, обнажёнными по узким дорожкам было здорово. Андрей немного опасался, что юные вредины запрут дверь коттеджа, но, явно жаждущие «продолжения банкета», девчонки встретили их на крыльце.
- Мы здесь хотим. – Заявили они. – Почему Лянку можно на природе, а нас нет?

Андрей спорить не стал. Опустившись на колени перед, сидящей на ступенях, Ариной, он губами прильнул к её, венчающему очаровательную ложбинку, холмику. А когда девочка, откинувшись назад, развела ноги, начал ласкать языком нежные складочки створок, уже начавшей увлажняться, пещерки. Наташа, глядя на них, начала медленно водить между ног ладошкой. Арина возбудилась быстро. Учащённо дыша и прижав к себе голову Андрея, она, как . . .

могла широко, раздвинула ноги и начала двигать задом навстречу движениям парня, слегка при этом постанывая. Затем, чувствуя нарастающее желание, попыталась уйти от оральной ласки, стремясь получить большее, но Андрей не отпустил. Он ещё не был готов и, к тому же, понимал: больше одного раза он вряд ли сможет. Поэтому, желая доставить удовольствие обоим девушкам, старался больше вложить в предварительную ласку Арины, чтобы оставить что-то и Наташе.

Арина покорилась его воле и осталась лежать перед ним, вздрагивая от каждого прикосновения и пытаясь прижаться киской к лицу Андрея. Наташа с Ляной, лаская ладошками свои бутончики, опустились рядом с Ариной на колени и начали дразнить язычками её остренькие, ставшие маленькими и твёрдыми, сосочки. Арина, не выдержав, застонала. Андрей увеличил темп, с силой прижимая язык к её клитору. Дыхание Арины стало частым и прерывистым, короткие, невнятные звуки то и дело срывались с её губ. Наконец, она застонала громко и протяжно. Бёдра и низ живота девочки напряглись, сведённые сладкой судорогой. Слегка приоткрытая языком Андрея, пещерка наполнилась соком, и Арина обмякла, бессильно уронив, прижимавшие к себе голову парня, руки.
Оставив Арину, Андрей шагнул к Наташе. Та, продолжая дразнить пальчиком клитор, потянула в рот, уже готовый к бою, ствол Андрея. Ляна тоже подошла к Андрею и, обняв парня, прижалась влажной киской к его бедру. Андрей, обхватив девчонку за попку, прижал её к себе. Целуя Ляну, он начал средним пальцем осторожно дразнить другое её отверстие, мягко и нежно расширяя его.

Наташа, между тем, выпустила изо рта стержень Андрея. Поднявшись на ноги, она встала спиной к парню и наклонилась, упёршись руками в идущие вдоль ступенек перила. Встав чуть ниже, чтобы сравняться в росте, Андрей взял Наташу за бёдра и уверенным движением ввёл член в глубину её пещерки. Наташа, вскрикнув, подалась к нему навстречу. На мгновение оба замерли. Краем глаза Андрей заметил входящую в коттедж Ляну, а потом ему стало не до того. Наташа быстро и резко начала двигать задом, насаживаясь на член, и Андрей рванулся ей навстречу, входя на всю глубину так, что живот хлопал по девичьей попке. Тесные своды пещерки стискивали член в своих объятиях, и тот метался в них, безжалостно терзая нежные стеночки. Наташкин финиш наступил быстро. Её бёдра часто задрожали в руках Андрея, и Наташка, соскальзывая с члена, устало опустилась на ступени.
- Хорошо, что так быстро кончила. – Сказала она, виновато глядя на Андрея и поглаживая ладонью его твёрдый, стоящий член. – Не сердись, Андрюша. Мне было здорово, но только больно.
- Да это нормально для первого раза. – Успокоил её Андрей. – Некоторые вообще кончить не могут. Вытерпят первый заход, а потом пищат, чтобы больше не совали.
- Я, кажется, из таких. – Недовольно отозвалась Арина.

Сидя на ступеньке, она осторожно пыталась ввести палец внутрь киски и морщилась от боли.
- Пока ты поверху ласкал, всё было замечательно. А как в … Не надо меня больше сегодня, Андрей. Хочешь, я у тебя в рот возьму или ещё как-то? Только не туда. – Арина завистливо покосилась на, вновь появившуюся на крыльце, Ляну. – Лянка, неужели у тебя, пока на пляже трахалась, там не болело?!
- Болело, конечно. – Ляна пожала плечами. – Просто я очень хотела. И мне было плевать на всё, лишь бы эта штука в киске скользила.
Ляна, наклонившись, нежно поцеловала блестящую головку члена, а потом протянула Андрею небольшой тюбик.
- Мне понравился твой палец в моей второй дырочке. Я хочу туда по . . .

настоящему. Специального . . .
геля у меня нет, но, думаю, вазелин подойдёт.
- Тогда пойдём в спальню. Там удобнее.

Уложив Ляну животом на подушки, Андрей начал целовать и ласкать её заманчивую попку. Потом, смазанным вазелином пальцем, стал дразнить, ещё плотно сжатую, дырочку, осторожно смазывая и расширяя её. Арина, тем временем, пристроилась к члену Андрея. Немного поиграв с ним языком, она густо смазала вазелином головку и верхнюю часть. Андрей, одной рукой раздвинув ягодицы Ляны, начал вводить член в узенькую девчоночью попку.
- О-о-у-й-й!
Член всё же был намного толще пальца. Ляна стиснула в кулачках простыню, на глазах выступили слёзы.
- Может не надо? – Остановился Андрей.
- Целка рвётся, тоже не сахар. – Хрипло отозвалась Ляна. – Зато потом приятно. Давай. Только не спеши. Дай мне привыкнуть.
Андрей продолжил входить в девочку. Он очень старался делать это аккуратно и не торопливо. Нежно, расслабляющее гладил крепкие, упругие полушария попки, наклоняясь, целовал смуглую спинку, ласково касался, рассыпавшихся по плечам, густых, тёмных волос.

Арина с Наташей, опустившись на колени, тоже обнимали и целовали подружку. Их ловкие пальчики поочерёдно дразнили остренькие, коричневатые сосочки и маленький возбуждённый клиторок, помогая девочке расслабиться и почувствовать удовольствие от проникновения в её вторую розочку. Постепенно Ляна привыкла к новому ощущению и, мало-помалу впустив в себя весь поршень Андрея, сама начала двигаться на нём. Видно было, что присутствие мужской игрушки в попке начинает доставлять Ляне удовольствие.

Андрей, продолжая потихоньку двигаться в Ляне, подсунул ей под живот руку и добрался ладонью до киски. Он сразу почувствовал, что возбуждение снова охватило девочку, заставляя киску обильно сочиться каплями смазки. Ляна, ощутив скользящие вдоль её пещерки пальцы, издала, напоминающий довольное урчание, звук и начала двигаться уже по всей длине Андреева поршня, то позволяя парню почти вынуть, то встречным движением надеваясь на стержень до самых яиц. Её бёдра и низ живота стали слегка подрагивать под совместными ласками рук и члена Андрея, дыхание участилось.

Андрей и сам дышал быстро и прерывисто. Сознание того, что его «малыш» гуляет в доселе нетронутой, маленькой и нежной девчачьей попке, заводило и подстёгивало Андрея. Наташа во все глаза смотрела на них, гладя себя ладошкой между ног и возбуждённо дыша. Было видно, что она вот-вот кончит. Арина целовалась с Ляной, лаская грудь девочки. Затем она, переместившись, легла на спину так, чтобы её киска оказалась перед лицом Ляны.
- Я хочу лесби-секс.
Ляна, прижавшись лицом к Арининой киске, заработала языком.
- Я тоже хочу. – Наташка опустилась на колени над лицом Арины. – Ариночка! Пожалуйста!
И закричала что-то невнятное, едва кончик Арининого языка коснулся её клитора. Арина с Ляной в ответ тоже сладостно застонали. Вид дружно ласкающих друг друга обнажённых девушек и их страстные стоны оказались спусковым крючком для Андрея. Его член напрягся, горячая, неудержимая волна рванулась вперёд по распалённому стволу.
- О-о-а … Ля-на! – Выдохнул Андрей, и его член разрядился в тугую тесноту девичьей попки.

Ляна вздрогнула, выгнув спину, её попка мелко задёргалась, и юная пещерка оросила пальцы Андрея новой порцией любовного сока. Одновременно закричали Арина с Наташкой. Наташка, прижимаясь киской к лицу Арины, быстро раскачивалась над ней, а Арина, судорожно вздрагивая бёдрами, прижимала к своему раскрытому бутону голову Ляны.
Через несколько мгновений компания замерла, громко и тяжело дыша. Затем Наташа подалась вперед, . . .

убираясь с лица Арины, и рухнула на живот, широко раскинув ноги. Андрей медленно вынул член из попки, и Ляна поднялась на ноги. Следом встала Арина. Подружки поцеловались, а потом дружно поцеловали Андрея. Их перепачканные соком губы и подбородки блестели в свете ночника.
- У меня ноги дрожат. – Призналась Арина.
- У меня тоже. И, по-моему, из меня течёт. – Прикрывая попку ладошкой, отозвалась Ляна.
- А у меня уже ничего не дрожит. Меня просто нет. – Не поднимая головы, подала голос Наташка. – Как ты нас ушатал, Андрей!
- Я и сам ушатался. – Андрей тоже чувствовал лёгкую дрожь в бёдрах, однако с удивлением понял, что силы в нём пока не исчерпаны. – Но ещё разок вполне можно.
- Не-е-ет! – Такого дружного, испуганного вопля Андрей ещё не слышал.
- Тогда, дуйте мыться. – Усмехнулся он. – Матрасы подниму, простыни застелите сами. Кстати, никто не знает: отбой уже был?
Дружный хохот, выскакивающих в коридор девчат, был ему ответом. Махнув рукой, Андрей кое-как собрал барахло и поплёлся к себе в комнату.

Высунувшись утром, после сигнала подъёма в коридор, он обнаружил, что подружки нахально игнорируют, прозвучавшую по радио, команду. Подумав, Андрей решил не изображать из себя поборника дисциплины и дать вчерашнему гарему поспать ещё часик. Минут через сорок дверь его комнаты приоткрылась.
- Девчонки ещё дрыхнут. – Сообщила Ляна, проскальзывая внутрь. – С тобой можно чаю попить?
- Конечно. – Андрей щёлкнул кнопкой, стоящего на столе, агрегата и полез в тумбочку за кофе и сахаром. – Садись.
Ляна с сомнением покосилась на, стоящий у стола, деревянный стул и осторожно устроилась на более мягкой кровати.
- Готово. – Андрей повернулся к Ляне, держа в руках вскипевший чайник и банку кофе. – Насыпай.
- Не. У меня чай по бабушкиному рецепту. – Ляна показала чашку, на дно которой была насыпана щепотка какой-то смеси.
- Как скажешь.

Андрей осторожно налил кипяток. По комнате поплыл лёгкий травяной аромат. Сделав пару глотков, Андрей решил в очередной раз презреть запрет на курение в помещениях. Распахнув окно, он устроился на подоконнике и с удовольствием затянулся.
- Тихо-то как сегодня. Аж не верится.
- Достали вопли? – Понимающе улыбнулась Ляна.
- Есть маленько. – Признался Андрей. – Я ничего против детей не имею, но когда их столько, да ещё каждый носится и вопит … Как Юлька в прошлом году с десятилетками с ума не сошла? Кстати, – он поглядел на часы, – допьёшь чай – поднимай девчонок. Скоро уже приезжих встречать идти.
В начале одиннадцатого Андрей заглянул к подружкам.
- Девчата, собирайтесь. Пойдём потихоньку.
- Андрей, – просительно уставилась на него Арина, – а можно мы здесь подождём? Нам ходить больно.
- И садиться, между прочим, тоже. – С обидой глядя на Андрея, добавила Наташа.
- Ну, девчонки, – развёл руками Андрей, – я вас вчера не неволил. Оставайтесь, конечно, если тяжело, но придётся вам как-то потерпеть. Вон Лянка ходит, не жалуется.
- Конечно, не жалуется! – Возмутилась Арина. – Эта чёртова внучка, пока . . .

мы спали, насосалась бабкиного зелья, чтобы ни фига не болело, и теперь стебётся над нами. А лекарства не даёт!
- И не дам. – Невозмутимо отозвалась со своей койки Ляна. – Кто меня вчера целкой дразнил и кофе подавать заставлял?
- Ляночка! – В один голос взвыли Арина с Наташей. – Прости нас, мы больше не будем!

Андрей, сдерживаясь, чтобы не заржать в голос, повернулся к девушке.
- Лян, ну завари ты девчонкам своего пойла. Им же вечером на концерте петь, а потом отрядный костёр.
- Вот к вечеру и получат. – Отрезала Ляна. – А пока перебьются.
- Ладно. Сами разбирайтесь.
Махнув рукой, Андрей убрался из спальни.
- Ля-а-ночка! Ну, пожалуйста! – Жалобно заныли за дверью несчастные подружки.
Андрей, тихо похрюкивая от сдерживаемого смеха, отправился встречать автобусы. Через двадцать минут он уже, пользуясь случаем «законно» обнять Юльку на глазах у ребят, снимал её с верхней ступеньки автобуса.
. . .
- Как добрались?
- Нормально. А где девочки?
- Да, я не потащил их с собой. Всё равно сейчас туда пойдём.
- Ну, ладно. – Юлька повернулась к ребятам. – Знакомьтесь. Это второй вожатый нашего отряда, Андрей.
- Хорошенький. – Раздалось откуда-то сбоку.

Вздохнув, Андрей искоса глянул на говорливую девицу. Зеленоглазая, смазливая тинейджерка, успевшая, видимо, за время поездки привлечь к себе внимание пацанов, теперь явно рисовалась перед ними. Андрей представил себе, каким «приятным» сюрпризом для, уже успевшей вообразить себя первой леди старшего отряда, девчонки окажется встреча с тремя ожидающими в коттедже красавицами подружками, и внутренне усмехнулся. Девочку ждёт жестокое разочарование. Впрочем, от комментариев вслух Андрей благоразумно воздержался.
- Так, молодые люди, давайте покучней и топаем к коттеджу. По пути покажем вам дорогу в столовую, на пляж, ну и в главный корпус, на всякий случай.
В домике Юлька припахала Андрея выдавать бельё, а сама принялась расселять ребят по комнатам. Между делом она заглянула и в спальню подружек. Андрей слегка напрягся при этом, но Юлька выпорхнула из комнаты вполне довольная жизнью и, на ходу подмигнув сидящему в куче простыней и наволочек Андрею, помчалась дальше выполнять свои вожатские обязанности. Хлопоты по устройству продолжались до самого концерта и частично после. Но, понемногу, вечер вступил в свои права.

Мерцающий свет костра выхватывал из сгущающейся темноты лица сидящих ребят. Золотистые искры с треском устремлялись вверх, зажигая на постепенно чернеющем небе яркие огоньки звёзд. Ночь потихоньку начала укрывать лагерь своим покрывалом. Беззаботная возня и смех уступили место песне. Наташа с Ляной ближе придвинулись к, взявшей в руки гитару, Арине. Их высокие, чистые, звонкие голоса летели над засыпающим озером.
- Ласточка, ласточка ты передай привет
Этому мальчику в его восемнадцать лет …
Андрей обнимал Юльку и та, то ли уповая на темноту, то ли просто плюнув с высокой башни на «моральный кодекс» вожатой, впервые позволяла ему делать это на глазах у ребят.
- В свой день рождения знает он пусть о том,
Что в этом городе кто-то грустит о нём …
- Ну, всё. – Тихо шепнула Юлька, . . .

плотнее прижимаясь к Андрею. – Теперь они себя до конца смены пажами обеспечили. Пацаны только на них и глядят.
- Ага. А вон тот, похоже, самый преданный. – Андрей показал Юльке длинноволосого, улыбчивого паренька Диму, весь вечер не сводящего глаз с Ляны.
- Зато кто-то другой пролетел. – Юлька, не без ехидства, кивнула на зеленоглазку, старательно делавшую вид, что повальное дезертирство утренних кавалеров её не касается.

Кажется, комментарий, отпущенный девчонкой в адрес Андрея, здорово не понравился Юльке.
Постепенно языки пламени стали слабеть. Темнота окружила ребят плотным кольцом. Андрей с мальчишками залили костёр, и отряд двинулся к коттеджу. Андрей с Юлькой остановились на крыльце, поджидая идущих позади остальных Ляну с Димой.
- Гулять сегодня пойдём? – Спросил Андрей у Юльки.
- Даже не знаю. – Засомневалась та. – Сегодня первая ночь, мало ли у кого что.
- Ну, думай пока. Я народ уложу.
Ляна задержалась с Юлькой на крыльце, а Андрей с Димой прошли внутрь.
- Ребята, веселей. Отбой из-за посиделок вам на час задержали, но подъём завтра никто не перенесёт. Так что пятнадцать минут на водные процедуры и все по комнатам.
Так быстро, конечно, не уложились, но всё же полчаса спустя в спальнях затихло.
Андрей подошёл к Юльке.
- Что решила?
Юлька, улыбаясь чему-то своему, кивнула.
- Идём.

Обнявшись, Андрей с Юлькой направились в сторону озера. Юлька снова повела Андрея мимо «их камня», подальше от лагеря, и Андрей не удивился, когда она, остановившись, принялась расстёгивать на себе блузку. Но, неожиданно для него, снятием одного предмета дело не закончилось. Юбка, а за нею и мизерный клочок ткани, важно именующийся трусиками, отправились вслед за блузкой. А Юлька обнажённая, с рассыпавшимися по плечам светлыми волосами предстала перед Андреем, словно отлитая из лунного света неземной красоты и совершенства скульптура.
- Искупаешься со мной?
- Что? – Андрей, заворожённый прекрасным видением, не сразу понял вопрос.
- Я говорю, искупаемся?
- Конечно. – Андрей принялся торопливо освобождаться от одежды. – Идём.
Они, не торопясь, поплыли рядышком. Тёплая, по сравнению с ночной прохладой, вода нежно гладила их нагие тела. Берег медленно растворялся за ними в темноте.
- Смотри-ка, здесь отмель.

Юлька, нащупав ногами дно, выпрямилась. Действительно, вода была ей лишь немного выше пояса. Плывший рядом Андрей тоже встал и осторожно взял Юльку за руки. На несколько секунд они замерли, глядя в глаза друг другу. Пальцы Юльки крепко стиснули ладони Андрея, покрытая блестящими капельками воды грудь вздымалась в такт её взволнованному дыханию.
- Я люблю тебя.
Их тихие голоса слились в один, а в следующее мгновение они, как будто рухнул сдерживающий их, незримый барьер, оказались в объятиях друг друга. Губы Андрея жадными, торопливыми поцелуями покрывали щёки, глаза, плечи Юльки. И на своём лице он тоже ощущал лёгкие, быстрые касания чуть влажных губ. Руки Андрея скользили по волосам, спине, ягодицам девушки. Юлька с силой прижималась к нему. Её остренькие, напряжённые соски упирались в грудь Андрея, словно два необыкновенных бутона ещё не раскрывшегося цветка. Наконец, губы Андрея и Юльки встретились и соединились, не в силах . . .

расстаться. Ладонь Андрея накрыла, слегка сжав жаждущее ласки, мягкое и одновременно упругое полушарие девичьей груди. Юлька, вздрогнув, прижалась низом живота к его бедру. Её маленькая ладошка нашла в воде твёрдый, дрожащий от напряжения и желания член, и мягко скользнула по нему вверх-вниз. Прижимавшая к себе Юльку, рука Андрея стиснула округлую попку девушки.
- Юлька! Я же не удержусь! – Хрипло выдохнул он, чувствуя, что теряет контроль над собой.
- И не надо. – Ударил ему в ухо жаркий шёпот. – Я твоя! Здесь. Сейчас.

Андрей, подхватив Юльку под попку, потянул её наверх. Юлька руками обвила его шею, а ногами крепко обхватила бёдра, оказавшись сидящей на нём, как на дереве. Головка члена Андрея нашла вход в Юлькин «подводный грот». Грот, естественно, оказался заперт.
- У-й-й. – Юлька сделала движение, словно пытаясь вскарабкаться по Андрею, но тут же остановилась и с силой подалась навстречу движению парня, насаживая свой не раскрытый цветок на его «стебель».
Державший Юльку за попку, Андрей тоже потянул её на свою игрушку. Последняя преграда, отделявшая Андрея от Юльки, была сметена, и тонкий девичий вскрик, наполненный одновременно болью и счастьем, полетел над тёмной гладью озера. Губы Андрея целовали чуть влажные, припухшие губы Юльки, а руки равномерно и мощно раскачивали девушку, раз за разом направляя его заждавшийся член в не менее заждавшуюся трепетную тесноту её пещерки. Юлька с силой подавалась навстречу Андрею. Оба задыхались от охватившего их страстного желания. Исчезло всё вокруг. Осталось лишь волшебное, всепоглощающее ощущение близости друг друга. Андрей двигался, как заведённый, без труда удерживая девушку на ладонях. Юлька, и на суше не бывшая для его сильных рук большой обузой, в воде казалась и вовсе невесомой.
- О-о … О-о … О-о … – Сливались их хриплые выдохи.

Вдруг Юлька сбилась с ритма и, прижавшись к Андрею, задрожала всем телом. Нежная, возбуждённая её киска, благодаря член за доставленную ласку, обильно полила его своим соком. Юлька замерла в сладком оцепенении. Андрей на какое-то время почти перестал двигаться в Юльке, давая ей прийти в себя. Затем,. . .
медленно увеличивая темп и размах, возобновил свои атаки. Юлька ответила ему сразу. Подстёгивающее обоих желание не исчезло после «промежуточного финиша». Они слишком долго ждали этого момента, чтобы удовлетвориться такой малостью.
Поршень Андрея рвался внутрь Юлькиной пещерки, а та сама стремилась к нему навстречу, стискивая игрушку в объятиях своих тесных, не знавших прежде подобной ласки, стеночек. Ещё раз, ещё, ещё, ещё …

Юлька, запрокинув голову и почти повиснув на руках Андрея, сладостно вздрагивала при каждом новом проникновении. Дыхание её стало неровным и частым, с губ слетало что-то бессвязное. Едва ли она сейчас полностью осознавала происходящее. Впрочем, Андрей был не лучше. Ещё, ещё, ещё … Он едва смог почувствовать стремительно приближающуюся волну оргазма.
- Юлька, слезай, я сейчас кончу!
- В меня! Сегодня можно.
- А-а-а-а …
Андрей выплеснул всё содержимое своей игрушки в горячее, влажное пространство Юлькиной киски. Юлька ахнула, с силой прижимаясь к извергающемуся члену, и сама зашлась в сладчайшей судороге собственного излияния, смешивая мужской сок внутри пещерки со своим собственным. Громкий, отчаянный крик её безмерного наслаждения огласил окрестности озера.

Андрей с Юлькой ещё долго стояли, слившись друг с другом, постепенно приходя в себя. Наконец, Юлька неохотно спустила ноги с бёдер Андрея, и он, продолжая обнимать девушку, опустил её рядом с собой.
Юлька подняла . . .

взгляд на Андрея и улыбнулась.
- Ну, что? Доволен своей девочкой?
- Ты самая лучшая девочка на свете. – Андрей снова подхватил Юльку на руки. – Я тебя никому не отдам!
Юлька радостно подставила ему губы для поцелуя.
- Как ни жаль, но надо к берегу плыть. В лагерь пора. – Тихо сказала она чуть позже.
- Увы, счастье не вечно. – Вздохнул Андрей.
- Оригинальное у тебя представление о счастье. – Вдруг фыркнула Юлька. – Стоять с голой жопой посреди озера.
- Зато с тобой. – Нашёлся Андрей.
- Я и на берегу с тобой. – Юлька озорно рассмеялась. – Если догнать сумеешь.
С силой оттолкнувшись от дна, она стремительно рванула к берегу. Андрей бросился следом. Плавала Юлька великолепно. Андрей, хоть и старался не отставать, выбрался на сушу, когда Юлька уже почти оделась.
- Спишем твоё поражение на усталость. – Она протянула Андрею джинсы.
- Тогда утешительный приз давай. – Потребовал Андрей.
- Вот. Флаг сдачи крепости. – Юлька протянула ему светлую полоску ткани. – Не хочу их на мокрую попку надевать. В лагере вернёшь. Только на форточку не развешивай.

Оба рассмеялись, а потом, держась за руки, пошли к коттеджу. В спальнях была тишина. Может, спали ещё не все, но вмешательства вожатых явно не требовалось. Андрей открыл дверь в свою комнату, пропуская Юльку.
- Заходи.
- Андрей, ты, что здесь хочешь? – Юлька в смятении оглянулась. – А вдруг услышат?!
- А мы тихонько. – Андрей сдёрнул матрас на пол. – Без скрипа.
- А вдруг? И потом, мне прямо из твоей комнаты мыться идти? – Даже в слабом свете, висящей за окном луны, было видно, как Юлька покраснела. – А если встретится кто?!
- Я выйду в коридор и посмотрю. – Андрей, опустившись на матрас, потянул Юльку за руку. – Иди сюда.
- Андрюш, ну, не надо. – Юлька, уступая его силе, опустилась рядом. – Я стесняюсь здесь. Ну, пожа … Ах!

Андрей опрокинул Юльку на спину и, одним движением задрав юбку, приник жадным поцелуем к её киске. От невиданной доселе ласки Юлька на миг задохнулась, а язык Андрея уже заскользил по её нежным, приоткрывающимся губкам, по возбуждённому ещё, чувствительному клитору.
- Андрю…шень…ка! Не н…а-а-до … Услыша … Ой … Анд… Ой … Мамочка … Ой … Ой … Ну, пожа … Ой-ой-ой … Мама …Ой …
Дыхание Юльки прерывалось при каждом прикосновении Андрея. Она перестала сопротивляться и, закрыв лицо руками и закусив губу, чтобы не закричать, извивалась под его ласками. А он старался изо всех сил, вкладывая в каждое движение всё умение и нежность, на которые только был способен.

Юлька широко развела, согнутые в коленях, ноги и начала приподнимать зад навстречу Андрею, оторвала руки от лица и заскребла пальцами по простыне, затем снова закрыла ладонями лицо, продолжая метаться под Андреем. Девушку буквально трясло. Её неистовое возбуждение передалось парню. Андрей, как мог глубоко, проникал языком в её пещерку, с силой прижимался к клитору. Всё исчезло для него. Остался лишь трепетный, жаждущий любви и ласки, влажный от желания, . . .

едва раскрывшийся девичий бутон. Кажется, Юлька всё-таки закричала. Её живот и бёдра судорожно задёргались, заставляя киску выбрасывать, пачкая Андрею лицо, одну за другой порции сока. Когда Андрей оторвался от мокрой, всё ещё сладко вздрагивающей, Юлькиной киски, девушка бессильно лежала ничком, закрыв глаза, дыша часто и прерывисто, словно всхлипывая. По её щекам тянулись мокрые дорожки.
- Юленька! – Испугался Андрей. – Ты плачешь?! Почему? Я обидел тебя?
- Нет, что ты, Андрюшка! – Слабо улыбнулась Юлька. – Я и сама не знаю, откуда слёзы. Мне было так хорошо …!

Поцеловав Юльку своими перепачканными губами, Андрей стал расстёгивать пуговки на её блузке, и девушка уже не спорила с ним. Когда он, тоже раздевшись, опустился возле Юльки на колени и начал водить членом по её остреньким соскам, Юлька глубоко и протяжно, почти застонав, вздохнула и, сунув ладошку между ног, начала водить ею по киске. Затем Юлька, не прекращая ласкать себя, потянулась ртом к члену.
- Ох-х-х …
Нежный, чувственный ротик втянул в себя игрушку Андрея. Выпустил, снова втянул, снова выпустил … Ещё, ещё и ещё. Вдруг, Юлька вздрогнула и, оторвавшись от члена, откинулась назад, широко раздвигая ноги.
- Андрюш, я, кажется, сейчас … Иди скорее ко мне.
Андрей не заставил её долго ждать. Истомившийся от желания попасть внутрь пещерки, член мгновенно заполнил всю прекрасную Юлькину глубину и помчался внутри, словно неутомимый поршень. Юлька кончила почти мгновенно. Её пещерка пополнилась ещё одной порцией сока, и теперь там стало так мокро, что при толчках члена отчётливо слышалось хлюпанье.

У Юльки, кажется, уже не было сил ни на что. Она буквально распласталась под Андреем, и только её губы всё ещё жадно искали его поцелуев. Впрочем, Андрею донельзя возбуждённому и предыдущей игрой с Юлькиной киской, и ласками, подаренными члену её ротиком, самому уже не требовалось многого. Волна оргазма накрыла его, словно лавина, внезапно и быстро. Выгнувшись и вздрагивая, он застонал, выстреливая «боезапас» в и без того переполненное Юлькино «хранилище», а потом, почти без сил, опустился на Юльку.
- Насильник. – Нежно шепнула она Андрею на ухо, целуя его и ласково гладя ладонью по лицу. – Заманил девушку к себе и надругался.
- Надеюсь, насилие было приятным? – Улыбнулся Андрей.
Его, понемногу теряющий твёрдость, член начал выскальзывать из киски.
- Очень. Ты ведь чувствовал, что там хлюпало, как в болоте. – Слегка смущённо отозвалась Юлька и, вдруг, заметалась под ним. – Ой! Андрюшка, слезай скорее, из меня течёт!
Андрей скатился на бок, и Юлька торопливо встала на колени, зажимая киску ладошкой.
- Ну, и как теперь?! Мне что, с голым задом и рукой между ног, отсюда в душ нестись?! – Юлька возмущённо глядела на Андрея. – Блин! Ещё и ты насадил в меня столько! Маньяк противный!
- Ну, не всё так страшно. – Андрей выдернул из сумки чистое полотенце. – Держи.
- Стирать не буду. – Заявила в спину отвернувшемуся Андрею Юлька. – Это расплата за поруганную честь.
- Постой. – Возмутился Андрей. – Твоя честь, по-моему, в озере поругалась. При чём здесь полотенце?
- За поруганную честь вожатой. . . .
– Уточнила Юлька. – Нашу возню и то, как я завопила под твоим бесстыжим языком, должно быть . . .

пол-отряда слышало.

Она, быстро натянув юбку, начала застёгивать блузку.
- Иди, давай, проверяй коридор. Вдруг и в самом деле кого-нибудь вынесет.
Андрей выглянул из комнаты.
- Да тихо всё. Спят гаврики.
- Или делают вид. – Юлька, обвив руками шею Андрея, крепко поцеловала его. – Всё, родной, я побежала. Ты на крыльцо курить не ходи. Подыми у себя, а то и так полночи колобродим.
Юлька упорхнула. Андрей полез за сигаретами и чуть не расхохотался в голос, наткнувшись на, вновь забытые Юлькой, трусики.
- А что? В некотором роде традиция. – Усмехнулся он, пряча «трофей» в ящик.
Утром Юльке полагался поход к начальству, и ребят на завтрак Андрей повёл один. Юлька явилась уже прямо в столовую.
Андрей отодвинул стул, усаживая её, и, подняв глаза, заметил три любопытные мордашки, внимательно наблюдающие за осторожной Юлькиной посадкой. Красноречиво взглянув на подружек, Андрей сжал пальцы правой руки в кулак, и три пары глаз торопливо уткнулись в свои тарелки. После завтрака отряд рванул в коттедж, собираться на пляж. Андрей с Юлей, не спеша, пошли следом.
- Вечером придёшь ко мне … трусики забрать? – Негромко спросил Андрей, наклонившись к Юлькиному ушку.

Вспыхнув, Юлька торопливо оглянулась, не слышит ли кто.
- Ты про нас с тобой ещё объявления по лагерю расклей. – Возмущённо зашипела она на Андрея.
- Так ведь нет никого.
- Нет, нет! Тут за каждым кустом во-от такие уши могут встретиться. – Юлька, разведя руки, показала размер предполагаемых ушей. – Не позорь меня, Андрюшка!
И, уже успокаиваясь, добавила:
- Вообще-то, лучше ты ко мне приходи. Так, как-то правильнее. Только сегодня это, наверное, не получится. У меня там болит. Я даже гулять вряд ли смогу.
Они дошли до домика, и разговор пришлось прервать. Только усевшись рядом с Юлькой на кровать в её комнате, Андрей спросил:
- Тогда завтра?
Юлька отрицательно замотала головой и с виновато-несчастным видом уставилась на парня.
- Тебе, кажется, снова придётся ждать. У меня это … ну … перерыв начнётся.
- Да, ладно уж. – Андрей, усмехнувшись, чмокнул Юльку в кончик носа. – Перебьюсь как-нибудь. Дольше ждал.
- Ох, Андрюш, – Юлька обеими ладонями обхватила его руку, – я виновата перед тобой за это. Но я не хотела, чтобы так вышло. Честно!
- В чём виновата? – Удивлённо глянул на неё Андрей. – Чего не хотела?
- Ну, понимаешь … – Юлька, заметно волнуясь, пыталась подобрать слова. – Когда мы приехали в лагерь и несколько дней находились всё время рядом, я поняла, что хочу всегда быть с тобой. И я решила, что стану твоей, и плевать. И будь, что будет.
Юлька зябко вздрогнула, словно ей стало холодно. Андрей обнял её за плечи.
- Сразу не получилось. Одно, другое мешало. Помнишь в первые дни, пока в ритм не вошли, нам времени даже нормально поболтать не хватало. А когда наладилось всё, тут мой браслет и пропал.
. . .

- Он-то тут причём? – Андрей окончательно перестал что-либо понимать.
- Я ведь соврала тебе, Андрюша. – Потупилась Юлька. – Я его не сама нашла. Мне достали.
- Знаю. Ляна мне сказала. И что?
- А про плату, – Юлька подняла глаза на Андрея, – она тебе говорила?
- Не особенно. – Осторожно отозвался Андрей, не желая цеплять щекотливую тему.
- Ляна меня предупредила, что озеро за возврат плату возьмёт. И заранее неизвестно какую, фактически «американку». Может кровь потребовать, деньги, а может невинность. Я Лянку сразу и спросила: что, мол, будет, если расплачиваться окажется уже нечем. А она мне в ответ: «Ты целкой была, когда побрякушку теряла? Вот ей и оставайся, пока с водой не рассчитаешься. И не вздумай со стихией играть, горя не оберёшься.
Юлька снова уставилась в пол.
- Мне очень хотелось вернуть браслет! Согласилась, обрадовалась, дура, когда нашла. А потом всё стало так плохо. Время шло, желание всё не называли, ты злился, не понимал меня, а я даже сказать тебе ничего не могла. Только ждать, да по ночам в подушку реветь.

Юлька взглянула в глаза Андрею и, жалобно, совсем по детски всхлипнув, уткнулась ему в грудь.
- Я так боялась, что ты уедешь!
Андрей крепко прижал её к себе.
- Вот сучки! – Хотелось ему заорать во весь голос.
Замысел трёх ебливых интриганок, после Юлькиных слов, открылся для него, словно чистый лист. Малолетние ведьмочки развели своих вожатых, как деревенских лохов. Воспользовавшись случаем, запретили Юльке трахаться с Андреем, а потом предложили ему «выкупить» это право по известной цене, безошибочно просчитав, что никуда он от них не денется. Вот чертовки! Андрей даже не знал: злиться ему на девчонок или восхищаться их ловкостью. Во всяком случае, красоту хода он оценил.
- Ты поверила ей? – Андрей ласково, как маленькую, гладил Юльку по голове.
- Видел бы ты, как она его доставала, – Вздохнула Юлька, – тоже бы поверил. Сидела сначала как истукан, даже не моргая. Только губы шевелятся. Потом поднялась и в заросли осоки направилась. Ноги прямые, походка «деревянная», будто ведёт её кто-то. Возвращается бледная, как смерть, от глаз одни белки. В руках травы пучок, а с ладоней кровь чуть ли не ручьём. Я к ней, а она: «Не лезь». И голос низкий, глухой такой, не Лянкин совсем. Потом выбрала из травинок одну, на воду положила. «Следи, – говорит, – где остановится. Там пропажу ищи». И ладони в воду. Я гляжу, а травинка плывёт. Быстро. Вдруг, на одном месте закружилась. Я туда, в воду глянула: вот он мой браслет. Схватила его и к Лянке бегом. А та стоит, шатается, из носа кровь идёт. А ладошки, – тут Юлькин голос упал до шёпота, – ладошки целые. Как будто и не было там порезов никаких. А я же их сама видела! Как тут не поверить! Я … я боялась, Андрей.
- Ладно, малыш. – Андрей, поднявшись, легко подхватил Юльку на руки и расцеловал её, наполнившиеся от неприятных воспоминаний слезами, глазки. – Не грусти. Главное, что теперь всё хорошо.
- Я не малыш, я большая. – Удобно устроившись в его крепких лапах, важно заявила Юлька.
- Зато у тебя … маленькая. – Показал ей язык Андрей.
. . .

- Разработаешь. – Не смутилась Юлька. – Всё в твоих руках.
- Ну, уж руками я этого делать точно не собираюсь. – Расхохотался Андрей и осторожно уложил девушку на кровать. – Отдыхай, большая. Крокодилов я и один искупаю.
- Спасибо. – Благодарно улыбнулась Юлька. – Выручил.
- Не за что. Для любимой девушки стараюсь. – Подмигнув ей, Андрей вышел в коридор.
Опаньки! На ловца и зверь. Мимо него, как по заказу, топали Арина с подружками.
- А ну-ка, пошли со мной, красавицы.
Выйдя на крыльцо, он мрачно оглядел девчонок.
- Я вот, думаю: может вам головы поотрывать?
- Андрей, не сердись. – Наташка, не особо убедительно, изобразила раскаяние. – Просто интересно стало, как Юлька садиться будет. Мы ж только тихонько поглядели и всё. Даже не улыбнулись.
- Да, это хрен с ним. – Махнул рукой Андрей. – Любопытство дело святое. Вы мне о другом ничего сказать не хотите?

Под взглядом Андрея Аринка с Наташей сразу стали, как будто, меньше ростом и, уткнув глаза в пол, спрятались за спину Ляны. Та, хоть и заметно нервничая, выдержала его взгляд.
- Значит, раскрыл нашу игру. – Тихо сказала она. – И что с нами делать собираешься? В озере утопить?
- Минут пять назад, хотел. – Честно признался Андрей.
- Прости нас, пожалуйста. – Ляна, шагнув вперёд, осторожно коснулась его руки своей маленькой ладошкой. – Ну, запали три малолетние дуры на вожатого. Хоть плачь. Ты ни в какую, а у нас в трусиках . . .
мокро делалось, когда ты просто рядом стоял. Что нам оставалось? Да, я эту штуку специально, чтобы с тобой оказаться, из озера тащила. Поверь, это очень непросто сделать. Меня потом Аринка с Наташкой дня два чуть не под руки таскали.
- Да, понял я. – Андрей полез за сигаретами. – Ладно. Что сделано, то сделано. Одно радует: дальше вы не мне голову будете морочить. Я бы, на месте ваших кавалеров, заранее повесился.
- А они ещё не знают, что их ждёт. – Засмеялась Арина.
- Тем, кого мы полюбим, это не грозит. – Ляна осталась очень серьёзной. – Наоборот, мы для них сами в лепёшку расшибёмся. Как и для тебя … с Юлькой. Мы тебя по честному своим другом считаем.
Она вопросительно посмотрела на Андрея:
- Мир?
- Да, что с вами делать? – Вздохнул Андрей. – Мир.
Девчонки мигом расцвели улыбками.
- А что Юля вчера ночью так кричала? – С притворной озабоченностью поинтересовалась Наташка. – Кошмар приснился?
- Похожий на Андреев член. – Фыркнув, прибавила Арина.
- Сейчас у вас будет кошмар. – Грозно пообещал Андрей, отбрасывая сигарету.
Подружки со смехом рванули прочь с крыльца.
- Ляна, – окликнул Андрей, – а со стихиями, правда, не рассчитываться нельзя?
Девочка обернулась.
- Им, обычно, вперёд нужно платить. Не зря же я ладошки травой резала. Но уж, если удалось заполучить кредит, поторопись рассчитаться. Иначе … . . .

глотком воды захлебнёшься или сгоришь заживо. А может, кто из близких твоих. Тут всё очень серьёзно, Андрей.
- Ведьмочка. – Буркнул Андрей, покачав головой.

Ляна, засмеявшись в ответ, побежала догонять подружек.
Смена потекла своим чередом. Кончился Юлькин вынужденный простой, и Андрей смог осуществить свои «законные» права на разработку её пещерки. Правда, не с той интенсивностью, о которой мечталось. Днём в лагере этим заняться просто невозможно. Вожатые всё время на виду, а ночью … Летняя ночь коротка, да пока ребята уснут. Чуть подольше покувыркались, отдыхать осталось всего ничего. Андрея это не останавливало, но Юльке такой марафон был не по силам.
- Андрюш, – жалобно оправдывалась она, в очередной раз не до конца удовлетворив его желание, – надо же мне когда-то спать. Ты глянь на меня. Хожу, головой о стенки бьюсь, под глазами круги. На меня уже другие вожатые косятся.
Юлькин несчастный взгляд способен был разжалобить и кусок льда. Что уж говорить про влюблённого в неё парня. Вздохнув о несбывшемся, Андрей отпускал её на отдых. Тем более, что круги под глазами действительно присутствовали.

Качество процесса тоже было не идеальным. В коттедже у них получалось не очень. Юлька всё время боялась, что их услышат, была скована, старалась проскочить на «быстренько и один раз». На природе было приятнее. Там она расслаблялась по полной. Но берег озера это вам не кровать. Раз, другой ради романтики хорошо, но, как место постоянных встреч, абсолютно неприемлемо. Кроме того, Юлькина аппетитная попка до сих пор пребывала в состоянии невинности. Специального геля для этой цели Андрей не запас, а пользоваться подручными заменителями, вроде крема и вазелина, Юлька отказалась наотрез, желая, чтобы всё было исполнено по классике.
Впрочем, все эти мелочи проблемой Андрей не считал. Главное – Юлька была с ним и была его. Остальное приложится.

Между тем, незаметно подступил конец смены и их с Юлькой лагерной эпопеи. Отгорел прощальный костёр, и вот они с Юлей стоят на вокзале, отдавая отдохнувших ребят обратно в родительские руки.
- Андре-ей! – Послышалось откуда-то сбоку.
Повернувшись, он увидел Арину с Наташей, призывно машущих ему руками. Андрей подошёл к подружкам.
- Дай мобильник. – Протянула руку Арина. – Я тебе свой номер забью.
- Держи. – Андрей подал девушке телефон. – А мой-то номер у тебя есть?
- Да, мы его у Юльки ещё в начале той смены выцыганили. – Улыбнулась Наташа.
- Ведьмочки! – Улыбнулся в ответ Андрей.
- Кстати, – лукаво прищурилась Арина, – в октябре Наташкины предки валят на две недели в Египет. Наташку, конечно, отправляют жить к тётке, под присмотр, но ключи от хаты у неё останутся. Тебя на шабаш приглашать?
- Приглашение, я так понимаю, исходит от двоих, третья выпала? – Андрей кивнул на, стоящих в сторонке, Диму с Ляной.
Держась за руки и глядя друг другу в глаза, те говорили о чём-то, не обращая внимания на окружающих.
- Посмотрим. – Пожала плечами Наташа. – Я не уверена, что у Лянки это серьёзно.

Андрей сунул в карман, возвращённый ему телефон.
- А у меня более чем серьёзно, девчата. Поэтому, просто поболтать – звоните. Всегда рад. Насчёт всего остального: извините, без меня.
. . .

- Без обид. – Арина подняла ладонь в прощальном жесте. – Счастливо, Андрей.
- Счастливо, девчонки.
Обернувшись, Андрей увидел, что Юлька уже передаёт последнего оставшегося пацана в руки, неодобрительно косящейся на её мини юбку, мамаши. Он поспешил к Юльке.
- Попрощался? – Кивнула она на девчонок.
- Ага. Ну а у нас какие планы?
- Сначала домой. С родителями повидаться, в ванную залезть поплескаться, поспать. Ну, а вечером можно по городу побродить, в кафе посидеть.
Андрей не был уверен, что сумел сохранить приличное выражение лица. В корень мать! Да сколько ж можно! В лагере, за малым, не на голодном пайке сидел, и в городе, вместо любовных утех, предлагают на вечерние фонари любоваться.
Юлька, оглядев помрачневшую физиономию Андрея, вдруг, весело подмигнула ему, вмиг превратившись из серьёзной вожатой в столь знакомого Андрею бесёнка, и звонко, заливисто рассмеялась.
- Ладно, Андрюшка. Хотела тебе к вечеру сюрприз сделать, но придётся сейчас. Уж больно ты расстроился. Родители встретят меня и на все выходные уедут на дачу. Приходи, и до завтрашнего вечера можешь делать со мной что хочешь и сколько захочешь. Но запомни, маньяк! – Юлька решительно ткнула пальцем в грудь, сразу повеселевшему, Андрею. – Завтра, после девяти вечера, ты свалишь из моей квартиры к себе в общагу. В понедельник утром вернутся родители, и я не могу предстать перед ними заезженной клячей, на которой скакали полтора суток без перерыва.
- Ты всё равно останешься самой красивой девушкой на свете. – Радостно улыбнулся Андрей.
И крикнув так, что оглянулись прохожие: « Я люблю тебя»! – подхватил на руки и закружил по перрону весело хохочущую, счастливую, влюблённую Юльку.


16:17 27.06.2019



Отзывы и комментарии
Ваше имя (псевдоним):
Проверка на спам:

Введите символы с картинки:



Поводыри, ищейки, пастухи... Как работают собаки?

Поводыри, ищейки, пастухи... Как работают собаки?

Собаки работают, работают хорошо и помогают людям во многих областях, владеют многими профессиями — традиционными старыми и новыми. Незрячему человеку очень трудно жить, ведь 90% информаци...
Матрица обратного резонанса в изучении языков

Матрица обратного резонанса в изучении языков

Знание иностранных языков, особенно общемирового английского, играет далеко не последнюю роль в нашей жизни. Знание языка дает огромное преимущество при приеме на работу, при совершении туристической ...
Почему люди расстаются?

Почему люди расстаются?

Почему люди расстаются? Одна из причин — новые правила жизни. Когда отношения только начинаются, эти новые правила воспринимаются как нечто интересное, иногда даже экзотическое —...
Горничная в современной России. Сколько обязанностей, а сколько прав?

Горничная в современной России. Сколько обязанностей...

Некоторые люди, успевшие изрядно разбогатеть в 90-е, имеющие сейчас по две квартиры в столице и небольшой уютный коттедж в каком-нибудь элитном районе Подмосковья, непременно обзаводятся обслуживающим...
Золотистая смородина - это что за чудо-ягода?

Золотистая смородина - это что за чудо-ягода?

Пожалуй, ни один приусадебный участок не обходится без смородины, красной или чёрной, реже встречается белая. А вот о смородине золотистой многие даже и не слышали, хотя она появилась в России ещё в 1...
Почему сейчас так мало счастливых лиц? Творчество, грамотность, досуг

Почему сейчас так мало счастливых лиц? Творчество, г...

В первой части статьи мы коснулись важнейших составляющих более-менее комфортной жизни человека (наличие дома, достойного здоровья, трудовой занятости и финансовой стабильности) и попытались понять, к...